Сколько стоит подпись прокурора? И сколько стоит сам прокурор?

antiraiderukr 04.04.2012 в 11:20

О том, что сердцем коррупции в Украине является прокуратура не писал только ленивый. И, к сожалению, эту уже почти аксиому не могут опровергнуть ни публичные заявления прокуроров, ни ежедневные сообщения пресс-служб этих ведомств о том, что прокуратурой что-то предотвращено, что-то возвращено государству, где-то восторжествовала справедливость и тому подобное. Хотя, мы вполне допускаем, что многие сотрудники прокуратуры работают вполне честно и действительно помогают восторжествовать Закону и справедливости, но, увы, продажность их коллег сводит все эти усилия на нет. Несколько паршивых овец портят впечатление обо всем стаде.

 

История «проданного дела»

 

В этой истории не было бы ничего необычного. Мошенничество, которых сейчас в Украине хоть пруд пруди. Однако, есть одно «но», которое делает эту историю удивительной. А именно неоспоримый, документально подтвержденный факт, лежащий в основе этого дела. И, в тоже время остающийся совершенно «невидимым» как для следователя, закрывшего этого дела, так и для прокуроров, это дело «продавших».

 

А дело было так. Жило-было себе в Киевской области предприятие ООО «Тунгисепт-К2. Существовало оно с 2005 года, занималось строительством складов в области и владели им граждане Александр Кац и Алексей Харчистов. Кацу принадлежало 70 процентов уставного фонда, Харчистову 30. Все было между партнерами внешне нормально до 2008 года, когда Харчистов забрал свою долю из бизнеса и от Каца отделился. В этом же году уволился и директор «Тунгисепта-К» некто Юрий Бабаев. Ну, разошлись партнеры, так разошлись бывает. Кац продолжал себе работать, пока в декабре 2008 года, через несколько месяцев после ухода Харчистова и Бабаева в адрес фирмы Каца позвонили из банка «Форум» и попросили подъехать переоформить некий договор поручительства по кредитному договору на имя Харчистова. Александр удивился, так как никаких кредитных договоров «Тунгисепт-К» не заключал и попросил банк предоставить ему документы по этому договору.  

 

Из «Форума» пришла копия протокола Общего собрания ООО «Тунгисепт-К» от 25 июля 2006 года, на котором стояла, его, Каца подпись. Однако, присмотревшись, Александр понял, что подпись не его. А просмотрев ежедневник, убедился, что в этот день его не было в Украине вообще, и он чисто физически не мог этот неизвестный ему документ подписать. Изучая банковские документы, Кац был весьма неприятно удивлен, узнав, что судя по фальшивому протоколу Общего собрания, учредители «Тунгисепта-К» передали в залог земельный участок площадью более 10 гектаров, а также «Тунгисепт-К» выступил поручителем в полном объеме за физлицо Харчистова для обеспечения его обязательств перед банком «Форум». Который, на основании этих бумаг открыл Харчистому кредитную линию в размере одного миллиона долларов. Фактически Харчистый успел получить 750 тысяч долларов. Кроме фальшивой подписи Каца на бумаге стояла настоящая подпись тогдашнего директора «Тунгисепта-К» Бабаева. Кац был мягко говоря ошеломлен этой новостью и связался с Харчистовым, который отказался объяснять происхождение фальшивого документа и фальшивой подписи, но заверил, что за несколько месяцев кредит закроет полностью.

 

Кац не имел желания сажать своего бывшего партнера в тюрьму и надеялся, что тот выплатит кредит банку. Однако, в феврале 2009 года кредит выплачен не был, а Харчистый на контакт с Кацем выходить перестал. После чего Александру Наумовичу не оставалось ничего другого, как подать заявление о совершении преступления в прокуратуру города Киева. И в 2009 году прокуратурой Киева было возбуждено фактовое уголовное дело.

 

В ходе расследования этого дела были проведены две почерковедческие экспертизы, которые подтвердили, что подпись на протоколе Общего собрания учредителей «Тунгисеп-К» была сделана не Кацем, а другим человеком. Уже одного этого было бы достаточно для того, чтобы фигуранты дела Харчистый и бывший директор предприятия Бабаев предстали перед судом и получили положенное наказание за подделку документов и мошенничество. 07.09.2010 Днепровским РУ ГУ МВД было возбуждено уголовное дело в отношении Харчистого и Бабаева. Но… тут в игру вступили полученные Харчистым в кредит деньги. И куда только они не заносились.

 

Кто же взял деньги?

 

Приводим выдержку из заявления Александра Каца на имя прокурора города Киева Мельника: «07.09. 2010 года было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела относительно Харчистова и Бабаева. После этого началось давление на следствие и мои оппоненты бегали всюду, в том числе, в частности, относильно вышеуказанного постановления о возбуждении уголовного дела подходили к заместителю прокурора города Киева Шморгуну, с которым им договориться не удалось. Потом оппоненты ходили в Главное следственного управление МВД Украины и договаривались с кем-то из заместителей начальника управления Фаринника. Там оказались менее порядочные люди. Постановление не отменили, но дали идиотские указания и передали дело в следственное управление города Киева, через три месяца изучения. Элементарное дело уже расследуется более полутора лет.  

 

В следственном управлении Киева дело взял в производство следователь Полунин В.Ю., с которым я общался в рамках уголовно-процессуального кодекса до конца января 2012 года. Он проводил следственные действия в соответствии с УПК. Я ему относил документы, он твердил, что видит состав преступления и также сообщил мне, что к нему забегали гонцы от Харчистова, в том числе даже из СБУ. Когда он в декабре 2011 года сообщил мне, что готовит обвинительное заключение, Ваш зональный прокурор Маркиан Высоцкий вытребывал дело несколько раз и потом возвращал его без каких-либо указаний. А в конце января 2012 года, когда я вернулся из отпуска, следователь Полунин встревоженно мне сообщил, что он закрыл дело по указанию начальника  отдела Дмитренко О.М., который также четыре раза правил постановление на своем компьютере. Также Полунин сообщил, что Дмитренко не мог лично дать для него такой приказ относительно закрытия дела по ст.6 п.2 без указания кого-то из прокуратуры города Киева и что якобы прокурорские их подстрахуют. Дмитренко дал понять Полунину, что решение принято на самом высоком уровне.

 

Кроме зонального прокурора Высоцкого будто бы это дело изучал сам начальник управления Антон Столетний. Я прихожу к выводу, что сам Столетний также не мог вынести такое решение самостоятельно, а ему давали преступные приказы сверху.

 

Я рассчитываю, господин прокурор, на Вашу исключительную порядочность ( о которой говорят люди) и на то, что Вы обратите внимание на факты коррупционных действий своих подчиненных.

 

Надеюсь на то, что Вы разберетесь с тем, были ли даны указания из Генеральной прокуратуры, и, как заместитель Генерального прокурора Украины, вмешаетесь в ситуацию, потому что обычно все «сваливают» на Генеральную прокуратуру, но вы, господин Мельник знаете, что это не так.

 

Я требую разобраться у себя в середине с возможными фактами коррупционных действий Ваших подчиненных. Потому что милицейские следователи Полунин и Дмитренко без приказа сверху не пошли бы изготовление такого постановления.

В ином случае я буду вынужден писать Генеральному прокурору с тем, чтобы он лично разобрался в ситуации. А в его исключительную порядочность я верю.

 

Также предупреждаю, что в случае, если в этой ситуации не разберетесь Вы лично, я буду вынужден обратиться в средства массовой информации и донести реальную правду об еще одном факте того, как «сливают» уголовные дела. Я сделаю все, чтобы это дело получило оглушительный резонанс.

А по сути: если бы подделали Вашу подпись Мельника А.С., а не Каца А.Н., использовали бы документ с этой подписью в корыстных целях, то где были бы сейчас эти лица на воле?»

 

Эту жалобу Александр Кац отправил в адрес прокурора Киева Мельника 25 февраля 2012 года, после того, как следователь Полунин закрыл уголовное дело в отношении Харчистова и Бабаева «за отсутствием в деянии состава преступления». Ни следователь, ни куча надзирающих за следствием тупо «не заметили» двух почерковедческих экспертиз, подтверждающих подделку подписи, ни свидетельских показаний, свидетельствующих о преступлении, ни совершенно очевидных корыстных мотивов Харчистова и Бабаева.  

Дело закрыли, подписку о невыезде в отношении мошенников отменили. Не исключено, что они уже покинули пределы Украины. И что же жалоба? 19 марта этого года на нее пришел ответ от заместителя прокурора Киева Трунова. Ответ, увы, обычный для прокуратуры. «Дело закрыто за отсутствием состава преступления», нарушений не обнаружено. Действительно, но что же противозаконного в обычной продаже уголовного дела?

 

Удивляет цинизм городской прокуратуры в этой ситуации. За милицейским следователем Полуниным, закрывшем дело, надзирал зональный прокурор Маркиан Высоцкий, то есть, на самом деле они вдвоем закрыли это дело. А жалобу Каца на неправомерное закрытие этого дела рассматривал все тот же зональный прокурор Маркиан Высоцкий. Хотя Александр Кац в жалобе ясно указывал на коррупционные действия сотрудников именно городской прокуратуры, в которую входит и господин Высоцкий. Это все-равно что человеку, тщательно скрывающему свою нетрадиционную ориентацию пришлось бы отвечать на письмо, в котором его бы именно об этом и спрашивали. Вряд ли подобный прокурорский «нетрадиционалист» признал бы в письме собственную «альтернативность»?

 

Итак, что имеем в сухом остатке? Гипотетически. Скорее всего, некий прокурорский деятель уровня прокурора Мельника, или тот, кому Мельник не может отказать, просит последнего закрыть это уголовное дело, гарантируя, что все будет «чики-пики», в том числе и в суде, куда Кац несомненно обратится. Не сомневаемся, что этот «проситель» со своего высокого уровня постарается «нагнуть» и наш самый гуманный в мире суд.

 

Вот и выходит, что единственный, кто сейчас может объективно разобраться и вмешаться в эту ситуацию – это Генеральный прокурор Пшонка. Которому, не сомневаемся, прокурор Киева чистосердечно расскажет, кто же был инициатором «слития» этого уголовного дела. Вообще, Генеральной прокуратуре давно следовало бы установить у себя детектор лжи. И не для бандитов, а прежде всего для проверки своих же сотрудников. Уверены, что с коррупцией в рядах прокуратуры очень быстро было бы покончено, а, соответственно, законность в стране наконец-то бы восторжествовала.

Однако, пока проверка сотрудников прокуратуры на «полиграфе» у нас распространения не получила, функции детектора лжи приходится выполнять самим потерпевшим и журналистам. А значит все еще только начинается.

 

(продолжение следует)

 

Сергей Никонов, «ОРД»