Михаил Волынец: в «подтанцовке» «угольных генералов»

antiraiderukr 10.10.2012 в 13:24

.Игры в политику и в отъем собственности, «подтанцовка» руководителям-коррупционерам отодвинули на задний план профильную деятельность независимых профсоюзов, возглавляемых Михаилом Волынцом. Своими действиями он чаще способствовал нарушению трудовых прав работодателями, нежели защищал интересы простых рабочих. Результат плачевный — ...
 

... из влиятельных объединений начала 1990-х, с которым считались высшие чиновники государства, профсоюзы Волынца превратились в мелкую кормушку для их лидера.

Профсоюзный «стукач» КГБ

 Профсоюзная деятельность Михаила Волынца началась в середине 1980-х. В 1985 г. он становится председателем советского профкома шахты им. Стаханова, входившей в трест «Красноармейскуголь». В 1989 г. на Донбассе грянули выступления шахтеров, которые предвосхитили крах совка и распад СССР. Забастовочное движение смело руководство советских декоративных профкомов, не имеющих никакого реального влияния на предприятиях. Потерять теплое место, как можно догадаться, не очень хотелось будущему профсоюзному лидеру Украины. Ведь к 30 годам оно помогло закрыть М. Волынцу все главные бытовые вопросы — квартира, регулярные путевки в престижные санатории для себя и своих родственников. И Михаил Волынец становится единственным на Западном Донбассе руководителем профкома, сохранившим свое место.



Массовые выступления шахтеров в конце 80-ых позволили Волынцу сделать быструю карьеру в профсоюзной среде. И завести «правильные» знакомства в КГБ.

В 1989 г. его переизбирают на пост главы профкома гиганта угольной отрасли. Этот удивительный факт отмечает большинство исследователей биографии Михаила Волынца, но никто так и не удосужился расследовать его причины. Мы попытались восполнить этот пробел.

 На самом деле загадка сохранения в то время Михаила Волынца на посту предопределила его дальнейшую политическую и профсоюзную карьеру. Поэтому остановимся на этом поподробнее. Сейчас ни для кого не секрет, что выступления шахтеров предпринимала попытки контролировать спецслужба СССР — Комитет государственной безопасности (КГБ). Если быть точным, то проблемами шахтерских забастовок занималось 5 Управление КГБ УССР. На эту «третью силу» силу в забастовочных движениях и делает ставку Михаил Волынец. Он вливается в наспех созданную на заводе сеть кагэбэшных провокаторов и агентов, и с ее помощью организовывает успешные перевыборы. В 1991 г. ему как лояльному власти «бунтарю» дают возможность принять участие во втором всесоюзном съезде шахтеров СССР. После приезда из Москвы он организовывает на шахте им. Стаханова независимый профсоюз. По сути, на официальном профсоюзе шахтеров делается новая вывеска, отвечающая требованиям времени.

 Если для СССР шахтерские выступления стали фатальным, то для главы первички профкома они дали новую путевку в жизнь. Новые власти Украины очень скоро ощутили политическую мощь профсоюзного движения и начала искать способы его контроля из центра. Наработки 5 Управления КГБ УССР использует Управление «Т» СБУ. Так о Волынце снова вспоминают в Киеве.

 В 1992 г. Михаил Волынец возглавляет Межрегиональное объединение Независимого профсоюза горняков. С 1995 г. он — председатель Независимого профсоюза горняков Украины (туда входят кроме донбасских, независимые профсоюзы Днепропетровской и Львовской области и других областей, которых наплодили, в основном, спецслужбисты). Для этого проводится успешная операция по смещению лояльного к донецким «красным директорам» Александра Мриля. Позже организация становится костяком Конфедерации независимых профсоюзов Украины (КНПУ), которую тоже возглавляет Михаил Волынец в 1998 г.

Войны за Донбасс на стороне Лазаренко

 Очень скоро становится понятно, что те, кто стоял за продвижением Волынца, ориентировались на раскол угольных профсоюзов Донбасса, поддерживающих донецкую группировку. Угольный профбосс втягивается в войну днепропетровских и донецких кланов. Волынец в открытую не поддерживает «рельсовую войну». Речь идет о выступлениях летом 1996 г. озлобленных годичными невыплатами зарплаты шахтеров, которые привели к отставке тогдашнего премьер-министра Павла Лазаренко. Несмотря на позицию своего лидера, многие «первички» НПГУ участвовали в антиправительственных акциях. Вообще, это была «горячая» фаза противостояния донецких и днепропетровских, в ходе которых погиб Евгений Щербань, были смещены с поста губернатора ставленник дончан Евгений Щербань, ряд директоров предприятий, руководители УСБУ и УМВД области.



Лидеры партии «Громада»: Тимошенко, Турчинов, Лазаренко. С 1998 года Волынец неизменно играет роль «главного профсоюза» для этой троицы.

Зато после отставки Павла Лазаренко Михаил Волынец вдруг вспоминает о социальной несправедливости в отношении шахтеров. Практически весь 1998 г. НПГУ выступает инициатором шахтерских забастовок, пеших походов на Киев и пикетирования центральных органов власти. Все это падало «в кассу» активной оппозиционной компании, которую осуществлял тогда Павел Лазаренко во главе партии «Громада». Последний не остается в долгу и активно помогает усилить лидеру НПГУ свое влияние за счет увеличения числа и состава первичек и вливания в конфедерацию прогромадовских профобъединений. После политического разгрома П. Лазаренко Михаил Волынец «достается» в наследство Юлии Тимошенко — с 2002 г. он становится депутатом ее фракции.

Дрейф в сторону Штатов. Мелкое грантоедство

 Хотя к этому моменту от влияния Михаила Волынца мало что осталось — большинство «первичек» НПГУ не поддерживали политические игрища своего босса, часть ушла в другие профсоюзы. Нужно отметить, что кураторы Волынца оказались теми представителями украинской спецлужбы, которые с 1991 г. однозначно отвернулись от Москвы в сторону сотрудничества с западными спецслужбами. Это, в свою очередь, определило и внешнеполитические предпочтения подшефного Волынца. Последнему они помогают наладить широкий круг профильных международных контактов. Конфедерация профсоюзов становится членом Международной конфедерации профсоюзов, сотрудничает с Международной организацией труда, Американской федерацией профсоюзов. Независимый профсоюз горняков входит в Международную федерацию профсоюзов химиков, энергетиков, горняков и разнорабочих. На профорганизации Волынца сыпется дождь из грантов от упомянутых организаций, а также от фонда Эберта и USAID.

 Американцы вообще очень серьезно относятся к профсоюзам и рассматривают их в качестве одной из опор власти. Именно поэтому, личность оппозиционного власти лидера профсоюзов заинтересовала США. Доходило до смешного. По информации ряда СМИ, Боб Филдинг, представитель Американского центра международной профсоюзной солидарности в Украине в рамках USAID, в начале 2004 г. (накануне Оранжевой революции) лично проводил заседание совета региональных отделений НПГУ. О Бобе Филдинге известно, что он — бывший личный переводчик Леха Валенсы в 1980-ые годы. Был выслан из Минска по подозрению в работе на ЦРУ. В Украину он приехал из Грузии после грузинской «революции роз». Также после прихода к власти Виктора Ющенко Американская федерация труда удостаивает Михаила Волынца премии Джорджа Мини и Лена Киркленда.

На службе угольных генералов

 Однако, как оказалось, одними грантами сыт не будешь. Лидер профдвижения начинает искать альтернативные источники доходов от своего статуса. Победа его политической силы в событиях 2004 г. открыла для этого неплохие возможности. Михаил Яковлевич выстраивает систему дани с руководителей доходных первичек и региональных ячеек. Речь не о членских взносах — их едва хватает на содержание аппарата профсоюзов. Целью Михаила Яковлевича стали непрофильные доходы, которые профлидеры ячеек извлекали от своей деятельности. Эти доходы — плата собственников и руководителей государственных шахт за удержание в покорности коллектива. Выражалась она либо во второй зарплате и/или в допуске к ограблению предприятия путем поставок продукции (по завышенным ценам), реализации его имущества (по заниженным ценам) и т.д. Часть этих денег шла на прокорм сети провокаторов-прихлебателей, направленной на предупреждение социальных волнений на предприятии.



Одиозный угольный генерал Станислав Толчин выступает на трибуне. Вечный зам Волынца Акимочкин — первый слева.

Самым ярким примером являются взаимоотношения НПГУ с госпредприятием «Макеевуголь». Руководителем профкома на предприятии является Анатолий Акимочкин. Он же — зам. Волынца по Конфедерации и профкому горняков и считается самым состоятельным профлидером. Пять лет руководителем ГП «Макеевуголь» был некто Станислав Толчин. Итог его хозяйствования ознаменовался долгом в бюджеты всех уровней достиг 180,0 млн. грн. В том числе в Макеевский бюджет — 20 млн. грн. В Пенсионный фонд — 200 млн. грн. А также уголовными делами по растрате госимущества в особо крупных размерах, от которых Алексей Толчин прячется в Израиле с 2011 г. Профсоюз предприятия горой стал на защиту бывшего директора и даже пытался организовать забастовки в связи с его увольнением. И это несмотря на то, что руководство предприятием от Толчина сопровождалось многомесячными невыплатами заработной платы коллективу! Об этом профсоюз никогда не говорил вслух публично. Причина проста — Анатолий Акимочкин был приближен к управлению предприятием и финансово обласкан директором-мародером. Он — участник его сомнительных финансовых схем на предприятии, постоянный гость попоек и толчиновских вечеринок в ночных клубах и фешенебельных ресторанах в духе императора Нерона. Шикарный автопарк директора госпредприятия из феррари, ягуаров, бентли и мерседесов всегда был к услугам Анатолия Акимочкина и его профсоюзного босса Михаила Волынца.

 Последние пятнадцать лет между Акимочкиным и Волынцом установились прочные деловые отношения. По сути, первый играл роль теневого кошелька профсоюзного лидера. А второй обеспечивал своему подчиненному крышу для сомнительных финансовых операций и при решении личных вопросов. К примеру, благодаря протекции Михаила Волынца, сын Акимочкина дважды избежал уголовного преследования по щекотливым статьям «грабеж» и «незаконный оборот наркотиков».

Рейдерство в «интересах трудящихся»

 Трудом на благо действующих работодателей не исчерпывается деятельность Волынецких профсоюзов. Они переходят на услуги потенциальным руководителям и собственникам. Иными словами, вовлекаются в рейдерскую деятельность, которая буйным цветом расцвела во второй половине прошлого десятилетия. Для рейдерской деятельности Михаилом Волынцом учреждается специальный профсоюз «Защита справедливости». Название не случайно — излюбленным приемом рейдеров под личиной профсоюзов становится отъем предприятия через «защиту прав трудящихся». Защита состояла в провокации бузы среди коллектива против руководства. Это социальное недовольство играло роль дымовой завесы, под покровом которой проходила рейдерская атака на предприятия и организации. Иногда профсоюзные провокаторы ограничивались шантажом существующего руководство и собственников и за определенный прайс убирались восвояси.



С возвращением Тимошенко в премьерское кресло, Волынец чаще защищает власть, чем интересы шахтеров, оппоненты реагируют соответствующим образом.

«Защита справедливости» оказалась в эпицентре рейдерских операций в отношении предприятий и учреждений. Это завод «МИНЭТЭК» (специализируется на производстве продукции для железных дорог, шахт, ГОКов), ОАО «Запорожский кабельный завод», Музей народной архитектуры и быта Украины, Павлодарское отделение Фонда социального страхования, ОАО «Лисичанскуголь», «Торф Украины» и др. Также профсоюз нередко задействовали для имитации народного недовольства при смене директора завода им. Малышева. Аналогичным образом Волынец сотоварищи пытались действовать на метзаводе им. Ильича, изображая недовольство масс директором Бойко.

 Для освоения финансовых ресурсов, поступавших от директоров предприятий и рейдеров, Михаил Волынец учреждает ряд оффшоров. В частности, компанию «Хиллстоу Лимитед» на Виргинских островах. Компания основана украинским ООО «РА Сити Групп». Соучредителями выступают дочь и зять Волынца. Часть отмытых денег из оффшоров инвестируются в недвижимость в Соединенных Штатах Америки, где сейчас проживает часть семьи профсоюзного босса.

 Вместо эпилога

 Игры в политику и отъем собственности, подтанцовка руководителям-коррупционерам отодвинули на задний план профильную деятельность независимых профсоюзов. По сути, руководство НПГУ и КНПУ не только не защищало права рабочих, а чаще всего помогало работодателям их нарушать. Результат плачевный — из некогда влиятельных объединений начала 90-х, с которым считались высшие чиновники, профсоюзы Волынца превратились в декорации для статуса их лидера. То, что эти профсоюзы — «потемкинские деревни» стало очевидно на выборах 2005-2006 гг. Тогда, Михаил Волынец, начальник донецкого штаба, смог собрать для БЮТ жалких 60 тыс. голосов. Год спустя иной руководитель штаба безо всех декларируемых многотысячных профсоюзов собрал на 30 тыс. голосов больше. Адекватную оценку влиятельности профсоюзному лидеру выдали лишь на этих выборах — его имя значится на непроходном 85 месте в списке «Батькивщины» по многомандатному округу. Михаил Волынец в долгу не остался и переориентировался на сотрудничество с властью. Недавно стало известно, что Конфедерация свободных профсоюзов вошла в общий представительский орган из пяти профсоюзов. Выпавший из оппозиционной обоймы профсоюзник ищет новых хозяев.

Руслан Веточкин, специально для «УК»