"В IDS Borjomi нам бы хотелось сохранить миноритарный пакет"

antiraiderukr 04.12.2012 в 11:16

Наследники Бадри Патаркацишвили об атаке на IDS Borjomi
   
 Бизнесом Бадри Патаркацишвили теперь управляет его вдова Инна Гудавадзе и члены его семьи


За последние месяцы власти России и Украины выдвинули против крупнейшего в СНГ производителя минеральных вод IDS Borjomi целый ряд обвинений. Российские суды обвинили компанию в том, что опальный олигарх Борис Березовский вкладывал в нее средства, полученные преступным путем, а украинские — в уклонении от уплаты налогов. О том, что стоит за этими претензиями, корреспонденту "Ъ" АНТОНУ ОНУФРИЕНКО рассказали мажоритарные акционеры компании, наследники ее основателя Бадри Патаркацишвили ИННА ГУДАВАДЗЕ и ЛИАНА ЖМОТОВА.

— Бадри Патаркацишвили оставил после себя множество бизнесов, за которые боролись его партнеры и менеджеры. Все ли удалось вернуть наследникам?

Инна Гудавадзе (И.Г.): — Порядка 95% всех активов мы вернули под свой контроль. Некоторые более мелкие активы были утрачены, но крупные вернули все. Проблема в том, что сферы этих активов абсолютно разнонаправлены — от масс-медиа до тяжелой металлургии, к тому же разнятся по уровню инвестиций. Мы планируем избавиться от более мелких активов и укрупнить весь бизнес. У нас уже есть понимание, какие активы будут проданы, но это пока предварительные наброски. Будем решать по ходу дела. Есть несколько неприбыльных активов, которые мы бы хотели оставить,— "Мтацминда-парк" в Тбилиси, ресторан Ajana Bar в США. Среди приоритетных — девелоперский бизнес, это остров Fisher Island в США и коттеджный поселок Benahavis в Испании. Кроме того, мы останемся владельцами около четверти акций телеком-компании MagtiCom.

— Бадри Патаркацишвили не оставил завещания. Кому и в каких долях принадлежит его имущество?

И.Г.: — Согласно грузинским законам, половина имущества умершего принадлежит его вдове, то есть мне, а остальное распределяется между наследниками первой очереди — детьми, родителями и вдовой. Таким образом, в число наследников входим мы с Лианой и Ией (дочери господина Патаркацишвили.—"Ъ"), а также мать Бадри Натэлла Патаркацишвили.

— Борис Березовский оценивал ваши активы в $3 млрд. Насколько верна оценка?

И.Г.: — Эта цифра однозначно завышена. Но пока активы не будут проданы, об их оценке говорить сложно. Многие активы мы вернули в плачевном состоянии — завладевшие ими люди воспользовались ситуацией и разграбили их, навешали долгов, доводили практически до банкротства. Когда начинаешь это все разбирать, оказывается, что что-то заложено, что-то перезаложено, и иногда от актива легче сразу избавиться.

— Какие активы находятся в стадии продажи?

Лиана Жмотова (Л.Ж.): — Помимо IDS Borjomi, это молочная компания Imlek (крупнейший молокопереработчик на Балканах.—"Ъ"), кондитерская Bambi и производитель напитков Knjaz Miloc. Все они находятся на Балканах и были оформлены на фонд Salford, который управлял ими в последние годы. Теперь фонд прекратил существование, и его активы, как и было задумано, распродаются.

— Останетесь ли вы миноритарными акционерами в этих активах?

И.Г.: — В балканских — нет, но в IDS Borjomi нам бы хотелось сохранить миноритарный пакет. По условиям фонда эти активы должны быть проданы, но у нас есть опцион — взять часть суммы не деньгами, а пакетом акций. Так мы могли бы остаться акционерами. Актив кажется нам перспективным — его EBITDA растет из года в год, к тому же у нас есть амбиции по выходу на новые рынки. Это в первую очередь Россия, где сейчас продукция под ТМ "Боржоми" запрещена, и другие рынки постсоветского пространства. После этого возможен выход и на европейские рынки.

— Как вы объясняете нынешние проблемы IDS Borjomi с властями Украины и России?

Л.Ж.: — Скорее всего, происходит попытка рейдерского захвата компании. Мы работаем уже много лет, и никогда не возникало никаких проблем с госорганами. Теперь же, когда планируется смена собственников, они внезапно возникли.

— Но Басманный суд Москвы утверждает, что Борис Березовский вложил в IDS Borjomi деньги, полученные преступным путем.

И.Г.:— У нас есть доказательства того, что эти деньги были получены от компании "Сибнефть", к которой нет никаких претензий.

Л.Ж.: — К тому же процессы в России против Березовского идут на протяжении последних 13 лет, и говорить о том, что это новое дело, нельзя. Все это говорит о том, что участие Березовского в IDS притянуто за уши. С таким же успехом можно утверждать, что акциями компании владеет бен Ладен. Главная цель — взбудоражить ситуацию вокруг компании.

— Господин Березовский в иске к вашей семье утверждал, что ему принадлежит 50% активов бизнесмена, но в итоге отозвал свой иск. Почему?

И. Г.: —У Бориса Абрамовича было несколько попыток объяснить, как работало его партнерство с Бадри, и с каждым разом его объяснения все меньше убеждали суд. Его показания часто менялись, путались.

Л. Ж.: — А потом открыли документы, и сразу стали ясны все вопросы. Многие юристы работали над ними, и все аудиты были задокументированы. Скорее всего, на это он не рассчитывал. К тому же вполне возможно, что, подавая иски против нас, он рассчитывал, что мы не сможем пройти эти суды до конца.

— Помимо обвинений Басманного суда, в Украине открыты уголовные дела в отношении руководителей двух крупнейших заводов IDS Borjomi, которых обвиняют в уклонении от уплаты налогов — в частности, по мнению налоговой, заводы продавали продукцию собственному дистрибутору по заниженным ценам. Возможно ли изменение этой бизнес-схемы, чтобы оправдать компанию?

Л. Ж.: — Бизнес-схема работала много лет, и никаких нареканий не было. Более того, по такой схеме работает большинство компаний не только на рынке воды, но и на других рынках — создают собственных дистрибуторов. Если ее признают незаконной, то это может создать опасный прецедент. Сложно представить ситуацию, при которой нам пришлось бы ее менять.

— Известно ли вам, кто занимается этим захватом?

И. Г.: — Пока у нас нет достоверной информации. Мы обратились за помощью к юридической компании. У нас есть предположение, кто мог быть заинтересован в этой неразберихе. Однако, не имея стопроцентных доказательств, мы не можем называть фамилий и сил, которые стоят за этим. Создается впечатление, что кто-то воспользовался ситуацией и сделал так, чтобы актив безосновательно связали с именем Березовского, рассчитывая отобрать активы, которые будет некому защитить.

Л. Ж.: — Исходя из того, что происходит в Украине,— в частности, претензий налоговой службы — ясно, что истинная цель происходящего никак не связана с Березовским. Тем более что атака началась сразу после объявления о продаже компании. Возможно, кто-то думает, что заставит нас таким образом отменить то или иное решение или изменить свои намерения. Но мы этого делать не собираемся.

— Эти подозреваемые вами силы выдвигали какие-либо требования или предложения?

И. Г.: — Нет. Если бы они были, мы могли бы понять, кто это.

Л. Ж.: — Это был бы прямой шантаж, на который мы идти не будем.

— В прессе обсуждалась возможность того, что проблемы компании организовал потенциальный покупатель, который стремится удешевить актив.

И. Г.: — По моему мнению, это не та причина, по которой все происходит. Тем более что условия сделки не меняются, и на переговоры это никак не повлияло. Потенциальные покупатели прекрасно понимают ценность актива, как и то, что проблемы временные. Это классическая рейдерская атака, которую необходимо отбить. Претензии налоговой надуманны, а суммы, которые мы якобы задолжали государству,— совершенно несерьезны (около 6 млн грн.—"Ъ").

— Как вы сами оцениваете компанию?

И. Г.: — Мы не можем раскрывать эту информацию. Но порядок цифр близок к тем, которые назывались в прессе. Потенциальные покупатели также названы верно (эксперты оценивали компанию в $550 млн, а среди потенциальных покупателей называли Standard Capital, TPG, Klever Asset Management, АФК "Система", фонд, близкий к "Альфа-Групп", а также один из фондов, близких к президенту Международной шахматной федерации Кирсану Илюмжинову.—"Ъ").

— Какие действия вы намерены предпринять для защиты?

И. Г.: — Все необходимые. Помимо судебных разбирательств, этими вопросами занимаются послы США, Голландии и Франции. К тому же руководство компании предпринимает попытки решить этот вопрос на своем уровне. В свое время IDS Borjomi смогла отбить нападение компании British Petroleum в Грузии — она хотела прокладывать трубы через ущелье, в котором добывается вода. Опыт борьбы у руководства уже есть.

— Сейчас в Грузии выбрано новое правительство, причем новый премьер Бидзина Иванишвили отличается лояльным отношением к России. А ваши проблемы начались именно с России. Не стало ли сложнее работать?

И. Г.: — Мы абсолютно комфортно чувствуем себя в Грузии. Наш премьер-министр сам пришел из крупного бизнеса. Его высказывания говорят о том, что бизнес получит в его лице мощную поддержку, и мы надеемся, что это будут не просто декларации.

— Не жалеете ли о продаже издательского дома "Коммерсантъ"?

И. Г.: — Лично я жалею. При нынешней ситуации в России и Украине свободная пресса крайне важна, и мы бы хотели принимать в этом участие.

Интервью взял Антон Онуфриенко
    Бадри Патаркацишвили
Досье
Грузинский мультимиллионер, в 2007 году его состояние оценивалось в $12 млрд. Однако эксперты утверждают, что на самом деле оно было гораздо значительнее, поскольку множество своих бизнесов господин Патаркацишвили оформлял на офшорные компании и номинальных директоров. Многие годы Бадри Патаркацишвили был партнером Бориса Березовского, но в 2006 году они договорились разделить бизнес. Господин Березовский получил финансовые отступные, а господин Патаркацишвили сконцентрировал активы, среди которых была и компания IDS Borjomi. В 2008 году Бадри Патаркацишвили скончался, и Борис Березовский попросил его вдову Инну Гудавадзе подписать документ, согласно которому господину Березовскому должно было отойти 50% активов. Госпожа Гудавадзе утверждает, что супруг не посвящал ее в детали бизнеса, а она была убита горем, когда подписывала эти бумаги. Позже члены семьи Патаркацишвили отказались признавать это соглашение, и господин Березовский подал в отношении них иск в Лондонский суд, который позже отозвал, заключив мировое соглашение.

Комммерсантъ