Адвокат Корбана устроил безумные танцы на свадьбе Карпы и Джексона (ВИДЕО)

antiraiderukr 20.09.2016 в 10:26
18 сентября 2016 года состоялась долгожданная свадьба певицы Наталки Карпы и известного бойца АТО Евгения Терехова по прозвищу «Титановый Джексон». Такую кличку ему дали братья по оружию, так как у воина контузия и тридцать осколков "Града" в теле. Ранения он получил под Марьинкой. Торжественная церемония прошла во Львове, а платье для Карпы создала украинский дизайнер Катя Кароль.
Что интересно, фото со свадьбы опубликовали едва ли не все глянцевые издания и таблоиды страны, а видео зарисовки с веселыми гостями и дружками молодоженов буквально «взорвали» интернет. Дело в том, что среди гостей была замечена украинская теледива Соломия Витвицкая, певица Светлана Тарабарова, а также известные политики, адвокаты и звезды шоу-бизнеса. В частности, безудержным весельем отметились Алексей Шевчук - адвокат, который защищал в суде Геннадия Корбана, народные депутаты Владимир Парасюк, Дмитрий Ярош, Игорь Мосийчук, Катя Осадчая и другие.
Вот как охарактеризовала своих дружек сама Наталка Карпа: «Прежде всего скажу, что это очень интересные люди. Мы создали себе закрытую фейсбук-группу, чтобы коммуницировать, и она у нас о-о-о-очень веселая. Дружки - мои подруги. С одной я училась в медуниверситете, сейчас она хороший врач-гинеколог Соломия Лисович, вторая - это моя подруга по сцене, наше рыжее солнышко Светлана Тарабарова, третья - солистка группы «Шоколадка» и ведущая телеканала М2 Галя Завийская, и еще одна моя подруга, с которой дружу более 10 лет, - Надежда Симоненко, она музыкальный редактор каналов М1 и М2, мы прошли долгий путь дружбы, это первый ценитель и первый критик моего творчества, испытанная жизнью подруга. У Жени друзья жениха - три народных депутата: Владимир Парасюк, Дмитрий Линько и Андрей Лозовой, а также один из лучших юристов Украины Алексей Шевчук. Все друзья жениха будут в похожих костюмах и одинаковых галстуках с хештегом #jackson_karpa».
Кстати, появление на свадьбе адвоката Корбана вовсе не случайно, дело в том, что «Джексон» сегодня занимает должность начальника управления по вопросам АТО в Днепровском горсовете, то есть вотчине Геннадия Корбана. К тому же, мэром Днепра сегодня является Борис Филатов – в прошлом адвокат, и до сих пор – ближайший соратник Геннадия Корбана.
Впрочем, Алексей Шевчук не был бы адвокатом, если бы и здесь не заговорил о деньгах и гонорарах. В частности, когда Шевчук снимал на видео первый танец молодоженов, он вначале утверждал, что эта «пара претендует на звание Свадьба года», а потом отметил, что «за пожелания всего наилучшего и признание их лучшей парой года мы возьмем с них деньги». Также во время исполнения конкурса «Караоке» адвокат Шевчук вполне серьезно поинтересовался у ведущего «А гонорар будет?», и, конечно же, принял активное участие в похищении туфельки невесты, за которую как всегда попросили выкуп.
В сети уже появилось видео с безумными танцами и песнями адвоката Шевчука на свадьбе Натальи Карпы:

«Мы хотим работать, а не жить в страхе перед рейдерами!»

antiraiderukr 12.11.2015 в 13:03


Бизнес Днепропетровска объединяется против Корбана и Филатова.
Жить в городе, где стабильная власть, работать в городе, где власть поддерживает бизнес, где можно трудиться на его благо и развитие и на развитие всей Украины, а не жить в страхе перед очередным рейдерским захватом, - таковы требования днепропетровских бизнесменов.
«Ситуация, когда бизнес города живет в страхе перед беспределом рейдеров, недопустима. В Днепропетровске должна быть стабильная власть, которая создаст равные и прозрачные правила для всех бизнесменов, а не будет «покрывать» беспредельщиков. Уверен, что в этом со мной согласятся и другие предприниматели. Мы хотим, чтобы новый мэр, новая городская власть поддержала днепропетровский бизнес, - ведь это развитие города, это новые рабочие места, это рост экономики не только Днепропетровска, но и всей Украины», - говорит директор торгового «Эльба» Дмитрий Бондарь.
Тем более, что ни имена команды рейдеров - Корбана и Филатова - давно уже ни для кого не секрет, которые до того как стали всячески «пиарить» себя как «главных патриотов» (параллельно, как теперь стало известно, не преминув украсть 40 миллионов из волонтерских жертвований на воинов АТО), гордо называли себя «рейдерами №1», ни список «отжатого».
Только в 2014 году, руководя Днепропетровской облгосадминистрацией, они захватили гостиницу «Рассвет», Хлебозавод №2, сельхозпредприятие «Дзержинец», СПЧ «Чумаки». И этот список далеко не полон...
А если еще и обратиться к «славной» истории «гасконцев»... 2005 год – «приватовцы» отжимают «Детский мир», ныне превращенный в «Пассаж» и Дом быта. 2006 год – успешная атака на рынок «Озерка».2008 год – Корбан и Филатов прибирают к рукам Концерн «Весна» и Днепроблэнерго. 2009 год – захвачены гостиница «Астория» и здание Фонда госимущества на улице Комсомольской.
Те условия, в которых работал бизнес в Днепропетровске в последние полтора года, были катастрофическими, признает руководитель селхозпредприятия Александр Пахно. Он подчеркивает, и уверен, что в этом с ним солидарны все днепропетровские бизнесены: рейдерству нужно положить конец, иначе бизнес в городе не будет развиваться...
Потому они и поддерживают Александра Вилкула, у которого четкая и понятная программа, а главное - стремление пддержать именно городского производителя.
«Мы хотим, чтобы бизнес Днепропетровска мог работать на благо города и надеемся, что новая власть и Александр Вилкул нас поддержат», - говорит Пахно.

Кстати+

Филатка. Рейдерагония

antiraiderukr 27.02.2012 в 17:42
История всегда идет по кругу, но в одну воду дважды войти невозможно
Эту истину пытаются опровергнуть уголовники-рейдеры, которые, меняя «крыши» во власти, не перестают считать себя хозяевами жизни и думать, что смогут избежать справедливого наказания за все зло, которое принесли и продолжают приносить честным людям.
 
Вот, например, известный днепропетровский экстремал, а, по совместительству, рейдерадвокат Борис Филатов, «вымутив» звание «заслуженного» журналиста, обманным путем подав документы без согласования с Союзом журналистов (надо еще разобраться как это произошло) и прикрывшись новыми «друзьями» из власти, при помощи изощренных рейдерских и откровенно бандитских методов организовал давление на местных журналистов, которые нашли в себе смелость писать и говорить об его прошлых и новых «подвигах». Сначала, Филатов просто подавал иски и жалобы в прокуратуру, пытаясь запугать прессу гигантскими суммами морального ущерба. При этом, он и его подельники почему-то не платили судебные пошлины по искам, размер которых, на тот момент, был значительным, и даже не пытались передать в суд доверенность на представительство юридического лица, кстати, как и повелось у рейдеров, находящегося в стадии банкротства.
 
Впрочем, вышеописанное выглядит мелким блефом по сравнению с его последней «проделкой» – сначала Филатов, как, якобы, замгендиректора информагентства УНИАН распространяет новость о том, что за ним следят сотрудники милиции (что, учитывая его связи с властью, выглядит полным бредом), а вечером журналистам приходят повестки в суд и прокуратуру с требованием незамедлительно явиться. Таким образом, в лучших традициях черного пиара Филатов пытался предупредить последствия распространения информации об его давлении на журналистов.
 
Кстати, отношения Филатова и его «партнера» Геннадия Корбана (в уголовно-рейдерском мире, также известен как «Корбис» и «Корбест») с прокуратурой Кировского района города Днепропетровска, через которую они организовывают давление на свободную журналистику, тема для отдельного повествования. Кировская районная прокуратура снимает офис в здании, принадлежащем фирмам Филатова и Корбиса, а офис Филатова расположен чуть ли не под кабинетом прокурора Кировского района. Там же располагается последнее пристанище Филатова, через которое он «крутит» свои черные «делишки» – фирма «Бона Файд Консалтинг».
 
Еще один факт – представителем Филатова в суде по искам против оппозиционных журналистов является Александр Санжара – так называемый, его «студент» (эта персона успела поработать даже преподавателем в Днепропетровском университете), а по совместительству его партнер по компании «Ассоль-сервис». Санжара не раз был замечен в «делах» рейдерадвоката, в частности, он посещал судебные заседания по делу об «отчуждении» Никопольского завода ферросплавов.
 
Особую истерику у вышеуказанных граждан вызвало возобновление выхода в эфир программы «Губернские хроники» на 9-м канале Днепропетровска, ведущей которой должна была стать известная днепропетровская журналистка и правозащитница Виктория Шилова. «Подключив» своих «друзей», которые, как и вышеуказанные «люди», очень боятся истины, они все же добились приостановления выхода программы «Губернские хроники» в эфир. Но ненадолго. Ибо свободу и правду остановить невозможно.
 
Филатопатология
 
Оценивая явно деликвентное поведение Филатки и Корбиса, можно отметить ряд характеризующих черт: а) хроническая мания величия, временами, граничащая с элементами маниакально-депрессивного психоза; хроническая алчность и хроническая жадность; хроническое стремление лгать. Врачи-психиатры в таких случаях говорят о комплексах, сформировавшихся в глубоком детстве и сильных психических либо невропатологических травмах, полученных в зрелом возрасте. Это, в свою очередь, помогает ученым криминологам и криминальным социологам объяснить, почему в один прекрасный момент люди начинают считать, творимые ими общественно опасные деяния, нормальной практикой, позволяющей отлично зарабатывать на жизнь и не только.
 
Мы не будем углубляться в далекое прошлое изучаемых персон, тем более что мать одного из них была совладелицей известного в кругах так называемых «бегунов» кафе «Тополь», расположенного неподалеку от Центрального автовокзала Кривого Рога. Нас больше интересует их прошлое недалекое. Те их деяния, после которых лилась кровь, слезы отцов и матерей, горе, пришедшее в десятки, а может быть и сотни тысяч украинских семей. Ведь полумертвая экономика и глобальное обнищание украинцев – дело, в том числе, и их рук.
 
Молва утверждает, что Филатка и дядя Корбис познакомились в ходе первого витка конфликта вокруг завода «Днепрофарм» и после этого неразлучны в течение многих лет. При этом в базах судов за это же время вы не найдете информации о том, что Филатка где-то и когда-то представлял чьи-то интересы. Все вопросы он решал через подставных лиц, отвечая за передачу «нала».
 
Первым «большим» рейдерским проектом был «Николаевский глиноземный завод». Теперь там разруха, тысячи бывших рабочих и членов их семей влачат жалкое существование. Пришлось поработать «ребяткам» и с печально известным Максимом Курочкиным, воюя с Константином Жеваго за «Одессаоблэнерго». Дальше основная часть их проектов была связана с группой «Приват», но тут следует оговориться: после расставания и признания в «большой любви» к новой власти, выяснилось, что рейдеры работали исключительно на себя, однако делали все для того, чтобы общественность думала – «за всем стоит «Приват». Только вот по итогу оказалось, что все основные здания в центре Днепропетровска, которые причислялись к «приватовским», таковыми не являются. Ребятки отжали их для себя, цинично обманув партнеров.
 
Так, например, руководствуясь решениями третейского суда «Гарант» (Херсон), подтвержденные решениями Хозяйственного суда Херсонской области, ООО «Днепронефть» «отжало» здание отеля «Европейский» по улице Ленина, 22, а затем перепродало его ООО «Научно-производственный альянс «Манхеттен». В «Днепронефти» и «Манхеттене» – был один директор, некая Давыдова, а учредители «Манхеттена» – сестра Корбана и тот же Филатка.
 
Через третейский суд в Херсоне и Хозяйственный суд Херсонской области «отжимались» здания по Комсомольской, 58 и Пушкина, 55 в том же Днепропетровске. И снова ребятки тут как тут. Та же история с днепропетровской гостиницей «Астория», и опять – херсонский третейский суд «Гарант» и Хозяйственный суд Херсонской области. И, самое интересное, почти всегда та же судья, некая Губина.
 
Апогеем их деятельности стал «кидок» с кредитом банка «Форум», который ПФК «Спарта», руководимая Аксельродом (в определенных кругах известным как «Гена Олень») взяла под строительство отеля «Аксельхоф». «Спарта» самоликвидировалась, а кредит остался. Банк «Форум» судится, но перспективы не ясны. Правда, незадолго после этого возле Корбиса с Оленем «что-то взорвалось», но это история другого повествования.
 
Каким бы ни был человек, то количество зла, горя, вранья и обмана, которые он несет, не могут не отражаться на его психике. Вот и спасается Филатка «экстримом» – на мотоциклах гоняет, на вертолетах. А последние годы по миру ездить повадился – особые места, Азия, Африка. Знающие люди говорят, что его визит к гориллам и пигмеям, это не спроста: чрезмерные дозы адреналина и нервные потрясения могли исказить его психосексуальную ориентацию. В тех местах практикуются садо-мазо обряды, когда приезжие филатки получают «кайф» от анальных пыток женщин и самок человекообразных обезьян. Местные шаманы «помогают» нуждающимся вводить в свои и чужие «отверстия» тропических тараканов и других насекомых для достижения садистского экстаза. Может быть, поэтому Филатка так любит вспоминать о клопах и других насекомых? Может, он действительно с ними спал?
 
Призрачное будущее
 
Во времена настоящих рейдеров и флибустьеров Филатка и Корбис навряд ли попали бы в состав их ватаг. Этим ребятам ближе роль эдаких помойных червей, которые питаются отходами и разбрызгивают их вокруг себя, отравляя других.
 
Вот не могут они сейчас чужие предприятия забирать, так они город обирают, чего стоит хотя бы программа с «Пассажем», когда из бюджета, по сути, выкрали 15 миллионов гривен за пустые обещания построить фонтан. Теперь рейдеры, пытающиеся «пристроиться» к власти, видят своими объектами коммунальные предприятия, транспорт, ЖЭКи, больницы и дома людей. Но даже их пребывание «в близости» к власти – одни иллюзии. Они для власти – головная боль, поскольку большинство бизнесменов предпочитает с ними не общаться, боясь запачкаться. Вот и теперь нет их на экранах телевизоров, да и в газеты они проникают с большим трудом. Скоро их просто выбросят из общества. И останется им только… лететь в космос. Правда, хроники там уже другие, «Марсианские», и в полной пустоте и безысходности. Ибо здесь им прощение может наступить только после покаяния и длительных занятий общественно-полезным физическим трудом.
 

Владимир Бойко стал героем публикации «Forbes-Украина»

antiraiderukr 10.01.2012 в 17:34
В январском номере журнала «Forbes-Украина” опубликована статья Севгиль Мусаевой и Юрия Аксенова «Пенсионный капитал» с подзаголовком «Как генеральный директор «Мариупольского комбината имени Ильича» заработал полмиллиарда долларов».
 
Текст данной статьи 0629 приводит полностью.
 
Пенсионный капитал
 
Как генеральный директор мариупольского комбината имени Ильича заработал полмиллиарда долларов.
 
В заводоуправлении «Мариупольского металлургического комбината имени Ильича» (ММК) все выглядит так же, как и летом 2010 года. Возле дирекции все тот же бюст Ленина, та же доска почета с фотографиями ударников. Как и до перехода комбината под контроль «Метинвеста» Рината Ахметова, гендиректором завода трудится Владимир Бойко. Но если раньше это был царь и бог, то сегодня он просто наемный менеджер, пусть и с состоянием в сотни миллионов долларов.
 
Как «народный директор», утверждавший, что мариупольский комбинат принадлежит не ему, а трудовому коллективу, умудрился оформить на себя такую крупную собственность?
 
Последние 20 лет Бойко появляется на комбинате с утра пораньше. В начале шестого — объезд цехов, без четверти восемь — планерка. «Он всегда знает, что происходит в каждом цеху, на какой стадии ремонт, какие проблемы, - говорит председатель совета ветеранов комбината Константин Куркчи. – Он же сам в цеху начинал, производство знает отлично».
 
Бойко пришел на комбинат слесарем в конце 50-х. К 1987-му году дорос до замгендиректора. Комбинатом руководил тогда Николай Гуров. «Настоящая глыба», - отзывается о нем Анатолий Голубченко, в середине 80-х служивший в министерстве черной металлургии УССР. Подняться на верхнюю ступеньку Бойко помог случай. Гуров очень хотел поработать за границей, и в 1990 году уехал консультировать правительство Пакистана. «Бойко дружил с влиятельным заместителем министра черной металлургии СССР Рудольфом Гугняком, - говорит Голубченко, - Гугняк решал эти вопросы на раз». Когда Гуров в 1992 году вернулся в Украину, Бойко взял его главным инженером.
 
В стране разворачивалась стихийная приватизация. Государственные заводы переходили под контроль своих топ-менеджеров. Бойко обратился в министерство промышленности с предложением передать комбинат имени Ильича в аренду трудовому коллективу. Министерство, которое возглавлял Голубченко, ответило согласием.
 
Получить контроль — одно, совсем другое — его сохранить. Далеко не все «красные директора», казавшиеся всесильной кастой в начале 90-х, удержались в седле. Бойко удержался. Пришлось лавировать и выстраивать отношения с властью.
 
В первой половине 90-х два мариупольских металлургических комбината — имени Ильича и «Азовсталь» - покупали газ напрямую у «Газпрома». Включить их в свои схемы с наскока не удалось даже всесильной ЕЭСУ. Чтобы сделать директоров сговорчивее, покровительствовавший ЕЭСУ премьер Павел Лазаренко подписал постановление об объединении комбинатов. Бойко премьерский почин горячо поддержал. «Да вы что, не понимаете?, - говорил он в 96-м году работникам «Азовстали», - протянем над городом подвесные дороги, будем агломерат в ваши цеха доставлять». Был ли он искренен?
 
Голубченко называет Бойко одним из главных лоббистов объединения. По его мнению, он метил в кресло руководителя объединенного предприятия. Но после того, как мариупольские комбинаты заключили контракты с ЕЭСУ, разговоры о слиянии затихли.
 
Новой угрозой для власти Бойко стала ваучерная приватизация. Ее удалось парировать. Трудовому коллективу досталось 40 процентов акций комбината. На ваучерных аукционах было продано менее 10 процентов акций. Контрольный пакет остался за государством, которое передало свои акции в управление Бойко.
 
Его соседу, гендиректору мариупольской «Азовстали» Александру Булянде повезло меньше. В 1998 году Булянда был уволен с поста гендиректора, а менее чем через год контроль над комбинатом установил ИСД. «Донецкие» интересовались и комбинатом имени Ильича, но эта добыча оказалась им не по зубам.
 
За 10 лет во главе комбината Бойко «нагулял» внушительный политический вес: хорошее отношение с Президентом, свой депутат в Верховной Раде — таким богатством было грех не воспользоваться. В 2000-м году народный депутат Сергей Матвиенков, до своего избрания работавший заместителем Бойко, внес законопроект о приватизации 51 процента акций комбината в интересах трудового коллектива.
 
К лоббированию мариупольцы подошли со всей ответственностью. Парламентский комитет по приватизации чуть ли не в полном составе вывезли в Мариуполь на встречу с работниками комбината. Карту многотысячного трудового колектива Бойко разыгрывал виртуозно, «серый кардинал» Кучмы Александр Волков, которого называли директором парламента, вспоминает, что лоббисты комбината чуть ли не к каждому документу прикладывали обращения, подписанные тысячами работников.
 
Бойко не был ни депутатом, ни чиновником, но ему разрешили выступить с парламентской трибуны. «У него татуировка на руке — якорь. Помню, я с места возмутился: что это тут всяким морячкам слово дают, - вспоминает депутат Сергей Терехин, который голосовал против. - Бойко в перерыве подошел ко мне и пригрозил, что если много буду выступать, то он мне шею свернет».
 
«Донецкие» , чьи интересы в парламенте активно отставивали Раиса Богатырева и Сергей Ларин, пытались было помешать Бойко, но их влияния не хватило. Богатырева даже внесла законопроект о недопустимости «особенностей» приватизации комбината, но поддержки не нашла. Закон Матвиенкова поддержали 275 народных депутатов. Лишь 18 народных избранников проголосовали против. После этого контрольный пакет предприятия, получившего в 2000-м году 133 млн. долларов чистой прибыли, был продан за 83,5 миллиона долларов компании «Ильич-Сталь», которую возглавлял Бойко.
 
К середине 2000-х комбинат оброс десятками непрофильных бизнесов. Сельское хозяйство и розничная торговля, авиаперевозки и пошив женской одежды, производство сельхозтехники и телевидение - Бойко стал одним из крупнейших работодателей в стране: на десятках ильичевских предприятий трудилось около 100 тысяч человек.
 
Бойко обеспечивал рабочих комбината спецодеждой собственного пошива. Но главную проблему — отсутствие собственного сырья — решить не смог. К распродаже коксохимов в середине 90-х он просто не успел: было не до экспансии — удержать бы контроль над своим предприятием. А к приватизации горно-обогатительных комбинатов в 2004-м году его не допустили конкуренты. Бойко не помог ни депутатский значок, полученный в 2002 году, ни членство во фракции Партии регионов. Предприятия Укррудпрома приватизировали так же непрозрачно, как и комбинат имени Ильича. Бойко ничего не смог противопоставить лоббистскому потенциалу Игоря Коломойского, Рината Ахметова и Вадима Новинского. Рассорившись с регионалами, Бойко перешел в Соцпартию.
 
К приватизации сырьевых активов он смог подключиться только после того, как Фонд госимущества возглавила социалистка Валентина Семенюк. В 2006 году комбинат имени Ильича купил у государства 38 процентов акций Комсомольского рудоуправления, которое обеспечивает металлургов известняком. «Смарт-Холдинг» Вадима Новинского и Андрея Клямко обжаловал результаты конкурса в суде. «У «Смарт-Холдинга» была единственная цель — лишить комбинат имени Ильича сырья, - рассказывает Семенюк, - мы это сразу поняли. Я позвонила Владимиру Семеновичу и сказала: не переживайте, мы спокойно разберемся, все проверим». Выдержав паузу, Фонд объявил повторный конкурс, который тоже выиграл Бойко. Семенюк говорит, что пауза была сделана для того, чтобы ее не обвинили в лоббировании интересов товарища по партии. «Он никогда не звонил мне с указаниями или претензиями, - говорит она,- мог разве что поддержать, сказать: «Петровна, держись!».
 
После поражения социалистов на внеочередных парламентских выборах в 2007 году комбинат остался без политической крыши. Но цены на металл били рекорды, а долгосрочный контракт на поставки руды, заключенный в начале 2008 года с «Метинвестом», позволил забыть о нехватке сырья.
 
Осенью 2008 года иллюзия устойчивости развеялась без следа. Цены на металл рухнули, производство сократилось, а условия трехлетнего контракта с «Метинвестом» стали невыполнимыми. На мировом рынке сырье подешевело вдвое, но комбинат был обязан покупать его по докризисной стоимости. К этому добавились проблемы у расчетного центра — Проминвестбанка.
 
В октябре 2008-го Бойко, жалуясь на проблемы с платежами, сказал, что банк атакуют рейдеры.
 
К этому моменту мишенью для недружественного поглощения стал и сам ММК. Знал ли об этом Бойко? Он отказался отвечать на вопросы для этой статьи.
 
Атаку на ММК организовал знаменитый днепропетровский рейдер Геннадий Корбан. Это одна из его любимых операций. «Хорошо отработали в судах, нашли на комбинате правильных людей, которые могли сделать в правильное время нужные вещи, смогли их убедить, - говорит один из ключевых участников атаки. - На операцию ушло 2 года».
 
Первый ход был сделан летом 2008-го, когда в инвестиционной компании «GPI-Капитал», которая более 10 лет обслуживала операции ММК с ценными бумагами, появился новый генеральный директор Сергей Великанов. Тогда на это назначение никто не обратил внимания. А зря. В послужном списке Великанова была попытка получить в 2006 году контроль над хозяйством Херсонского морского порта в интересах «Смарт-Холдинга». В одной команде с Великановым играли тогда Илья Горн и Борис Подольский. В 2010-м эта троица окажется в авангарде атаки на ММК.
 
Момент для начала операции был выбран очень удачно. После инсайдерской приватизации структура владения комбинатом была весьма запутанной. Трудовой коллектив владел им через две «прокладки». 90% акций ММК были оформлены на компанию «Ильич-Сталь», которая формально полностью принадлежала организации арендаторов, объединявшей 27 тысяч работников предприятия. Разговоры о том, чтобы оформить акции на их фактических владельцев — физических лиц — напрямую, велись много лет. Официально Бойко принадлежало менее 1% акций ММК, но запутанная структура собственности позволяла ему безраздельно контролировать предприятие. Он долго не давал хода делу, но когда осенью 2008 года организация арендаторов решила распределить акции комбината между работниками, возражать не стал.
 
«Завод принадлежал не Бойко, а людям, и забрать у трудящихся ни один олигарх не осмелится. Люди выйдут на защиту своего имущества, скандалы громкие никому не нужны, - говорит Голубченко. - Это с одной стороны его отлично защищало. С другой, - оказалось самым уязвимым местом».
 
Заняться персонализацией акций Бойко поручил исполнительному директору «Ильич-Стали» Александру Рыбко. Ему была выдана доверенность , которая позволяла продать акции компании. В апреле 2009-го Рыбко, как он позже рассказывал коллегам на комбинате, отвез документы для переоформления в «GPI-Капитал» и забыл их там на 3 дня.
 
В те 3 дня, когда документы, позволяющие распоряжаться акциями «Ильич-Стали», находились в «GPI-Капитал», брокер продал бумаги 12-ти юридическим лицам. А еще через несколько дней хозяйственный суд Донецкой области заблокировал обращение акций «Ильич-Стали» и ММК. Юристы предприятия это решение оспорили, но дело застряло в судах.
 
Год спустя на сессии Мариупольского городского совета Рыбко обвинял во всех бедах Великанова. «Мы 12 лет сотрудничали с этой инвестиционной компанией и не ожидали такого, обман доверия клиента произошел», - горячился он.
 
Этим объяснениям поверили не все. «И почему вам это интересно? Произошло объединение, - ответил Рыбко корреспонденту Forbes, которая обратилась к нему за разъяснениями. - У предприятия уже год новый собственник. Я не буду ничего говорить».
 
В декабре 2009 года Бойко в узком кругу заговорил о том, что за судебными решениями стоят рейдеры, которые хотят перехватить контроль над комбинатом. Он обещал использовать все доступные средства, чтобы сорвать планы захватчиков.
 
А в феврале 2010-го он во всеуслышание назвал подозреваемых в организации атаки: «днепропетровская группа, лидер которой — Игорь Коломойский». Корбан действительно часто участвовал в корпоративных схватках на стороне днепропетровского «Привата». Его даже называли участником неформальной группы «Приват».
 
Коломойский ответил Бойко в конце мая. «Я проверил, акций ММК нет ни у меня, ни у афеллированных с нами структур, - сказал Коломойский «Украинской правде». - Пусть Владимир Бойко спит спокойно. У меня не было никаких планов на его комбинат».
 
Что предпринимал Бойко, чтобы отбиться? В марте 2010 года начальник юридического управления ММК Валентина Петренко написала знакомому адвокату, что комбинату может понадобиться помощь в противостоянии с рейдерами. Адвокат перенаправил ее в юридическую компанию «Астерс». «Мы отправили Петренко письмо, но ответа не получили», - рассказывает партнер «Астерса» Алексей Дидковский.
 
Четыре независимых друг от друга источника сказали Forbes, что идею привлечь сторонних юристов для защиты отверг Бойко.
 
Во всей этой истории гендиректор ММК вообще проявлял нехарактерную для него пассивность. Куркчи вспоминает, как в начале 90-х Бойко сослал в «горячий» цех своего зама только за то, что тот вовремя не выполнил распоряжение шефа о выдаче холодильника отличившимся сотрудникам. А Рыбко, из-за промашки которого контроль над ММК едва не перешел в чужие руки, вышел сухим из воды. Он и сегодня исполнительный директор «Ильич-Стали».
 
26 мая на сцене появились Горн и Подольский. Они провели пресс-конференцию, на которой объявили себя представителями новых акционеров, под чей контроль перешел ММК.
 
Продажа акций «Ильич-Стали», которую «GPI-Капитал» провел весной 2009 года, была совершена с ведома Бойко, - заявили Горн и Подольский. Год молчания они объяснили договоренностями с гендиректором комбината.
 
Через несколько дней Госкомиссия по ценным бумагам подтвердила, что в реестре «Ильич-Стали» появились новые акционеры. Своим юридическим поверенным по этой сделке Горн и Подольский назначили российского адвоката Александр Мертена. Тот говорит, что принял участие в операции по просьбе «знакомых российских бизнесменов». Был ли одним из них совладелец «Смарт-Хоолдинга» и «Метинвеста» россиянин Новинский? Мертен отказался отвечать на этот вопрос. Сам Новинский в 2010-м утверждал, что отношения к атаке на ММК не имеет.
 
На следующий день после пресс-конференции Горна и Подольского глава Госкомитета по вопросам предпринимательства Михаил Бродский приехал в Мариуполь, чтобы представить Горна в качестве нового руководителя «Ильич-Стали» мэру Юрию Хотлубею. Следующей ночью неизвестные оклеили город объявлениями о покупке долей в организации арендаторов ММК им. Ильича. Еще через пару дней в городе начали раздавать поддельный номер заводской газеты «Ильичевец». На первой полосе был портрет улыбающегося Бойко, который объявлял о продаже предприятия российским инвесторам. А что же настоящий Бойко? Гендиректор ММК, не предпринимавший для защиты никаких действий на протяжении целого года, вдруг встрепенулся. 26 мая он пробился к премьеру Азарову, а еще через несколько дней — к Президенту. Янукович поручил правоохранительным органам «разобраться».
 
Настало время «белого рыцаря». В начале июня Бойко обратился за поддержкой к основному владельцу «Метинвеста» Ринату Ахметову. «У них все есть. И все решается здесь, в Украине, - говорил Бойко «Зеркалу недели» в июле 2010 года. - У них СевГОК, ЦГОК, ИнГОК, Авдеевский коксохимзавод, Макеевский, Енакиевский, наш, Мариупольский... Сразу снимается куча вопросов».
 
На урегулирование спора с рейдерами, которые атаковали комбинат почти 2 года, холдингу Ахметова понадобилось всего 2 недели.
 
Имел ли «Метинвест» отношение к атаке? В мае 2009-го гендиректор СКМ Олег Попов подтверждал, что группа заинтересована в покупке ММК. Представители «Метинвеста» не ответили на запрос Forbes.
 
Через месяц с небольшим после пресс-конференции «российских инвесторов», 1 июля 2010 года у заводоуправления было многолюдно. Бойко со ступенек центрального входа представил работникам ММК нового собственника — Рината Ахметова. Программная речь хозяина «Метинвеста» то и дело прерывалась аплодисментами. Трудовой коллектив приветствовал теплые отзывы Ахметова о Бойко. Слова о том, что «народный директор» останется у руля предприятия, утонули в овациях.
 
Черту под сделкой подвели год спустя. Акции у большинства работников комбината выкупили, организацию арендаторов ликвидировали. Контроль над комбинатом обошелся «Метинвесту» в 376 млн. долларов и 5% своих акций. «Основным бенифициаром» британской компании «Clarendale», которой теперь принадлежит 5% холдинга, «Метинвест» назвал Бойко.
 
Бойко всегда уверял, что ММК принадлежит трудовому коллективу, а он сам владеет лишь незначительным пакетом. Возможно, и так. Но тогда получается, что менее чем за 1% акций ММК Ахметов заплатил гендиректору в несколько раз больше, чем получили владельцы 90%. Прошлым летом стоимость 5-процентного пакета «Метинвеста» аналитики оценивали в 1,2 млрд. долларов.
 
73-летний гендиректор ММК, конвертировавший контроль над комбинатом в реальную собственность, уже не ведет столь аскетичный образ жизни, как прежде. Еще 2 года назад Бойко с женой жили в квартире в панельной 9-этажке. Недавно они перебрались в одну из немногих элитных новостроек Мариуполя. «Как-то пропал у него задор после всей этой истории, - говорит близкий знакомый семьи Бойко. - В 6 вечера уже домой возвращается».