Владимир Бойко стал героем публикации «Forbes-Украина»

antiraiderukr 10.01.2012 в 17:34
В январском номере журнала «Forbes-Украина” опубликована статья Севгиль Мусаевой и Юрия Аксенова «Пенсионный капитал» с подзаголовком «Как генеральный директор «Мариупольского комбината имени Ильича» заработал полмиллиарда долларов».
 
Текст данной статьи 0629 приводит полностью.
 
Пенсионный капитал
 
Как генеральный директор мариупольского комбината имени Ильича заработал полмиллиарда долларов.
 
В заводоуправлении «Мариупольского металлургического комбината имени Ильича» (ММК) все выглядит так же, как и летом 2010 года. Возле дирекции все тот же бюст Ленина, та же доска почета с фотографиями ударников. Как и до перехода комбината под контроль «Метинвеста» Рината Ахметова, гендиректором завода трудится Владимир Бойко. Но если раньше это был царь и бог, то сегодня он просто наемный менеджер, пусть и с состоянием в сотни миллионов долларов.
 
Как «народный директор», утверждавший, что мариупольский комбинат принадлежит не ему, а трудовому коллективу, умудрился оформить на себя такую крупную собственность?
 
Последние 20 лет Бойко появляется на комбинате с утра пораньше. В начале шестого — объезд цехов, без четверти восемь — планерка. «Он всегда знает, что происходит в каждом цеху, на какой стадии ремонт, какие проблемы, - говорит председатель совета ветеранов комбината Константин Куркчи. – Он же сам в цеху начинал, производство знает отлично».
 
Бойко пришел на комбинат слесарем в конце 50-х. К 1987-му году дорос до замгендиректора. Комбинатом руководил тогда Николай Гуров. «Настоящая глыба», - отзывается о нем Анатолий Голубченко, в середине 80-х служивший в министерстве черной металлургии УССР. Подняться на верхнюю ступеньку Бойко помог случай. Гуров очень хотел поработать за границей, и в 1990 году уехал консультировать правительство Пакистана. «Бойко дружил с влиятельным заместителем министра черной металлургии СССР Рудольфом Гугняком, - говорит Голубченко, - Гугняк решал эти вопросы на раз». Когда Гуров в 1992 году вернулся в Украину, Бойко взял его главным инженером.
 
В стране разворачивалась стихийная приватизация. Государственные заводы переходили под контроль своих топ-менеджеров. Бойко обратился в министерство промышленности с предложением передать комбинат имени Ильича в аренду трудовому коллективу. Министерство, которое возглавлял Голубченко, ответило согласием.
 
Получить контроль — одно, совсем другое — его сохранить. Далеко не все «красные директора», казавшиеся всесильной кастой в начале 90-х, удержались в седле. Бойко удержался. Пришлось лавировать и выстраивать отношения с властью.
 
В первой половине 90-х два мариупольских металлургических комбината — имени Ильича и «Азовсталь» - покупали газ напрямую у «Газпрома». Включить их в свои схемы с наскока не удалось даже всесильной ЕЭСУ. Чтобы сделать директоров сговорчивее, покровительствовавший ЕЭСУ премьер Павел Лазаренко подписал постановление об объединении комбинатов. Бойко премьерский почин горячо поддержал. «Да вы что, не понимаете?, - говорил он в 96-м году работникам «Азовстали», - протянем над городом подвесные дороги, будем агломерат в ваши цеха доставлять». Был ли он искренен?
 
Голубченко называет Бойко одним из главных лоббистов объединения. По его мнению, он метил в кресло руководителя объединенного предприятия. Но после того, как мариупольские комбинаты заключили контракты с ЕЭСУ, разговоры о слиянии затихли.
 
Новой угрозой для власти Бойко стала ваучерная приватизация. Ее удалось парировать. Трудовому коллективу досталось 40 процентов акций комбината. На ваучерных аукционах было продано менее 10 процентов акций. Контрольный пакет остался за государством, которое передало свои акции в управление Бойко.
 
Его соседу, гендиректору мариупольской «Азовстали» Александру Булянде повезло меньше. В 1998 году Булянда был уволен с поста гендиректора, а менее чем через год контроль над комбинатом установил ИСД. «Донецкие» интересовались и комбинатом имени Ильича, но эта добыча оказалась им не по зубам.
 
За 10 лет во главе комбината Бойко «нагулял» внушительный политический вес: хорошее отношение с Президентом, свой депутат в Верховной Раде — таким богатством было грех не воспользоваться. В 2000-м году народный депутат Сергей Матвиенков, до своего избрания работавший заместителем Бойко, внес законопроект о приватизации 51 процента акций комбината в интересах трудового коллектива.
 
К лоббированию мариупольцы подошли со всей ответственностью. Парламентский комитет по приватизации чуть ли не в полном составе вывезли в Мариуполь на встречу с работниками комбината. Карту многотысячного трудового колектива Бойко разыгрывал виртуозно, «серый кардинал» Кучмы Александр Волков, которого называли директором парламента, вспоминает, что лоббисты комбината чуть ли не к каждому документу прикладывали обращения, подписанные тысячами работников.
 
Бойко не был ни депутатом, ни чиновником, но ему разрешили выступить с парламентской трибуны. «У него татуировка на руке — якорь. Помню, я с места возмутился: что это тут всяким морячкам слово дают, - вспоминает депутат Сергей Терехин, который голосовал против. - Бойко в перерыве подошел ко мне и пригрозил, что если много буду выступать, то он мне шею свернет».
 
«Донецкие» , чьи интересы в парламенте активно отставивали Раиса Богатырева и Сергей Ларин, пытались было помешать Бойко, но их влияния не хватило. Богатырева даже внесла законопроект о недопустимости «особенностей» приватизации комбината, но поддержки не нашла. Закон Матвиенкова поддержали 275 народных депутатов. Лишь 18 народных избранников проголосовали против. После этого контрольный пакет предприятия, получившего в 2000-м году 133 млн. долларов чистой прибыли, был продан за 83,5 миллиона долларов компании «Ильич-Сталь», которую возглавлял Бойко.
 
К середине 2000-х комбинат оброс десятками непрофильных бизнесов. Сельское хозяйство и розничная торговля, авиаперевозки и пошив женской одежды, производство сельхозтехники и телевидение - Бойко стал одним из крупнейших работодателей в стране: на десятках ильичевских предприятий трудилось около 100 тысяч человек.
 
Бойко обеспечивал рабочих комбината спецодеждой собственного пошива. Но главную проблему — отсутствие собственного сырья — решить не смог. К распродаже коксохимов в середине 90-х он просто не успел: было не до экспансии — удержать бы контроль над своим предприятием. А к приватизации горно-обогатительных комбинатов в 2004-м году его не допустили конкуренты. Бойко не помог ни депутатский значок, полученный в 2002 году, ни членство во фракции Партии регионов. Предприятия Укррудпрома приватизировали так же непрозрачно, как и комбинат имени Ильича. Бойко ничего не смог противопоставить лоббистскому потенциалу Игоря Коломойского, Рината Ахметова и Вадима Новинского. Рассорившись с регионалами, Бойко перешел в Соцпартию.
 
К приватизации сырьевых активов он смог подключиться только после того, как Фонд госимущества возглавила социалистка Валентина Семенюк. В 2006 году комбинат имени Ильича купил у государства 38 процентов акций Комсомольского рудоуправления, которое обеспечивает металлургов известняком. «Смарт-Холдинг» Вадима Новинского и Андрея Клямко обжаловал результаты конкурса в суде. «У «Смарт-Холдинга» была единственная цель — лишить комбинат имени Ильича сырья, - рассказывает Семенюк, - мы это сразу поняли. Я позвонила Владимиру Семеновичу и сказала: не переживайте, мы спокойно разберемся, все проверим». Выдержав паузу, Фонд объявил повторный конкурс, который тоже выиграл Бойко. Семенюк говорит, что пауза была сделана для того, чтобы ее не обвинили в лоббировании интересов товарища по партии. «Он никогда не звонил мне с указаниями или претензиями, - говорит она,- мог разве что поддержать, сказать: «Петровна, держись!».
 
После поражения социалистов на внеочередных парламентских выборах в 2007 году комбинат остался без политической крыши. Но цены на металл били рекорды, а долгосрочный контракт на поставки руды, заключенный в начале 2008 года с «Метинвестом», позволил забыть о нехватке сырья.
 
Осенью 2008 года иллюзия устойчивости развеялась без следа. Цены на металл рухнули, производство сократилось, а условия трехлетнего контракта с «Метинвестом» стали невыполнимыми. На мировом рынке сырье подешевело вдвое, но комбинат был обязан покупать его по докризисной стоимости. К этому добавились проблемы у расчетного центра — Проминвестбанка.
 
В октябре 2008-го Бойко, жалуясь на проблемы с платежами, сказал, что банк атакуют рейдеры.
 
К этому моменту мишенью для недружественного поглощения стал и сам ММК. Знал ли об этом Бойко? Он отказался отвечать на вопросы для этой статьи.
 
Атаку на ММК организовал знаменитый днепропетровский рейдер Геннадий Корбан. Это одна из его любимых операций. «Хорошо отработали в судах, нашли на комбинате правильных людей, которые могли сделать в правильное время нужные вещи, смогли их убедить, - говорит один из ключевых участников атаки. - На операцию ушло 2 года».
 
Первый ход был сделан летом 2008-го, когда в инвестиционной компании «GPI-Капитал», которая более 10 лет обслуживала операции ММК с ценными бумагами, появился новый генеральный директор Сергей Великанов. Тогда на это назначение никто не обратил внимания. А зря. В послужном списке Великанова была попытка получить в 2006 году контроль над хозяйством Херсонского морского порта в интересах «Смарт-Холдинга». В одной команде с Великановым играли тогда Илья Горн и Борис Подольский. В 2010-м эта троица окажется в авангарде атаки на ММК.
 
Момент для начала операции был выбран очень удачно. После инсайдерской приватизации структура владения комбинатом была весьма запутанной. Трудовой коллектив владел им через две «прокладки». 90% акций ММК были оформлены на компанию «Ильич-Сталь», которая формально полностью принадлежала организации арендаторов, объединявшей 27 тысяч работников предприятия. Разговоры о том, чтобы оформить акции на их фактических владельцев — физических лиц — напрямую, велись много лет. Официально Бойко принадлежало менее 1% акций ММК, но запутанная структура собственности позволяла ему безраздельно контролировать предприятие. Он долго не давал хода делу, но когда осенью 2008 года организация арендаторов решила распределить акции комбината между работниками, возражать не стал.
 
«Завод принадлежал не Бойко, а людям, и забрать у трудящихся ни один олигарх не осмелится. Люди выйдут на защиту своего имущества, скандалы громкие никому не нужны, - говорит Голубченко. - Это с одной стороны его отлично защищало. С другой, - оказалось самым уязвимым местом».
 
Заняться персонализацией акций Бойко поручил исполнительному директору «Ильич-Стали» Александру Рыбко. Ему была выдана доверенность , которая позволяла продать акции компании. В апреле 2009-го Рыбко, как он позже рассказывал коллегам на комбинате, отвез документы для переоформления в «GPI-Капитал» и забыл их там на 3 дня.
 
В те 3 дня, когда документы, позволяющие распоряжаться акциями «Ильич-Стали», находились в «GPI-Капитал», брокер продал бумаги 12-ти юридическим лицам. А еще через несколько дней хозяйственный суд Донецкой области заблокировал обращение акций «Ильич-Стали» и ММК. Юристы предприятия это решение оспорили, но дело застряло в судах.
 
Год спустя на сессии Мариупольского городского совета Рыбко обвинял во всех бедах Великанова. «Мы 12 лет сотрудничали с этой инвестиционной компанией и не ожидали такого, обман доверия клиента произошел», - горячился он.
 
Этим объяснениям поверили не все. «И почему вам это интересно? Произошло объединение, - ответил Рыбко корреспонденту Forbes, которая обратилась к нему за разъяснениями. - У предприятия уже год новый собственник. Я не буду ничего говорить».
 
В декабре 2009 года Бойко в узком кругу заговорил о том, что за судебными решениями стоят рейдеры, которые хотят перехватить контроль над комбинатом. Он обещал использовать все доступные средства, чтобы сорвать планы захватчиков.
 
А в феврале 2010-го он во всеуслышание назвал подозреваемых в организации атаки: «днепропетровская группа, лидер которой — Игорь Коломойский». Корбан действительно часто участвовал в корпоративных схватках на стороне днепропетровского «Привата». Его даже называли участником неформальной группы «Приват».
 
Коломойский ответил Бойко в конце мая. «Я проверил, акций ММК нет ни у меня, ни у афеллированных с нами структур, - сказал Коломойский «Украинской правде». - Пусть Владимир Бойко спит спокойно. У меня не было никаких планов на его комбинат».
 
Что предпринимал Бойко, чтобы отбиться? В марте 2010 года начальник юридического управления ММК Валентина Петренко написала знакомому адвокату, что комбинату может понадобиться помощь в противостоянии с рейдерами. Адвокат перенаправил ее в юридическую компанию «Астерс». «Мы отправили Петренко письмо, но ответа не получили», - рассказывает партнер «Астерса» Алексей Дидковский.
 
Четыре независимых друг от друга источника сказали Forbes, что идею привлечь сторонних юристов для защиты отверг Бойко.
 
Во всей этой истории гендиректор ММК вообще проявлял нехарактерную для него пассивность. Куркчи вспоминает, как в начале 90-х Бойко сослал в «горячий» цех своего зама только за то, что тот вовремя не выполнил распоряжение шефа о выдаче холодильника отличившимся сотрудникам. А Рыбко, из-за промашки которого контроль над ММК едва не перешел в чужие руки, вышел сухим из воды. Он и сегодня исполнительный директор «Ильич-Стали».
 
26 мая на сцене появились Горн и Подольский. Они провели пресс-конференцию, на которой объявили себя представителями новых акционеров, под чей контроль перешел ММК.
 
Продажа акций «Ильич-Стали», которую «GPI-Капитал» провел весной 2009 года, была совершена с ведома Бойко, - заявили Горн и Подольский. Год молчания они объяснили договоренностями с гендиректором комбината.
 
Через несколько дней Госкомиссия по ценным бумагам подтвердила, что в реестре «Ильич-Стали» появились новые акционеры. Своим юридическим поверенным по этой сделке Горн и Подольский назначили российского адвоката Александр Мертена. Тот говорит, что принял участие в операции по просьбе «знакомых российских бизнесменов». Был ли одним из них совладелец «Смарт-Хоолдинга» и «Метинвеста» россиянин Новинский? Мертен отказался отвечать на этот вопрос. Сам Новинский в 2010-м утверждал, что отношения к атаке на ММК не имеет.
 
На следующий день после пресс-конференции Горна и Подольского глава Госкомитета по вопросам предпринимательства Михаил Бродский приехал в Мариуполь, чтобы представить Горна в качестве нового руководителя «Ильич-Стали» мэру Юрию Хотлубею. Следующей ночью неизвестные оклеили город объявлениями о покупке долей в организации арендаторов ММК им. Ильича. Еще через пару дней в городе начали раздавать поддельный номер заводской газеты «Ильичевец». На первой полосе был портрет улыбающегося Бойко, который объявлял о продаже предприятия российским инвесторам. А что же настоящий Бойко? Гендиректор ММК, не предпринимавший для защиты никаких действий на протяжении целого года, вдруг встрепенулся. 26 мая он пробился к премьеру Азарову, а еще через несколько дней — к Президенту. Янукович поручил правоохранительным органам «разобраться».
 
Настало время «белого рыцаря». В начале июня Бойко обратился за поддержкой к основному владельцу «Метинвеста» Ринату Ахметову. «У них все есть. И все решается здесь, в Украине, - говорил Бойко «Зеркалу недели» в июле 2010 года. - У них СевГОК, ЦГОК, ИнГОК, Авдеевский коксохимзавод, Макеевский, Енакиевский, наш, Мариупольский... Сразу снимается куча вопросов».
 
На урегулирование спора с рейдерами, которые атаковали комбинат почти 2 года, холдингу Ахметова понадобилось всего 2 недели.
 
Имел ли «Метинвест» отношение к атаке? В мае 2009-го гендиректор СКМ Олег Попов подтверждал, что группа заинтересована в покупке ММК. Представители «Метинвеста» не ответили на запрос Forbes.
 
Через месяц с небольшим после пресс-конференции «российских инвесторов», 1 июля 2010 года у заводоуправления было многолюдно. Бойко со ступенек центрального входа представил работникам ММК нового собственника — Рината Ахметова. Программная речь хозяина «Метинвеста» то и дело прерывалась аплодисментами. Трудовой коллектив приветствовал теплые отзывы Ахметова о Бойко. Слова о том, что «народный директор» останется у руля предприятия, утонули в овациях.
 
Черту под сделкой подвели год спустя. Акции у большинства работников комбината выкупили, организацию арендаторов ликвидировали. Контроль над комбинатом обошелся «Метинвесту» в 376 млн. долларов и 5% своих акций. «Основным бенифициаром» британской компании «Clarendale», которой теперь принадлежит 5% холдинга, «Метинвест» назвал Бойко.
 
Бойко всегда уверял, что ММК принадлежит трудовому коллективу, а он сам владеет лишь незначительным пакетом. Возможно, и так. Но тогда получается, что менее чем за 1% акций ММК Ахметов заплатил гендиректору в несколько раз больше, чем получили владельцы 90%. Прошлым летом стоимость 5-процентного пакета «Метинвеста» аналитики оценивали в 1,2 млрд. долларов.
 
73-летний гендиректор ММК, конвертировавший контроль над комбинатом в реальную собственность, уже не ведет столь аскетичный образ жизни, как прежде. Еще 2 года назад Бойко с женой жили в квартире в панельной 9-этажке. Недавно они перебрались в одну из немногих элитных новостроек Мариуполя. «Как-то пропал у него задор после всей этой истории, - говорит близкий знакомый семьи Бойко. - В 6 вечера уже домой возвращается».
 
 
 

Ахметов удачно скупился. Благодаря Януковичу

antiraiderukr 04.11.2011 в 12:31
.Приобретение металлургических активов, принадлежащих акционерам запорожского "Индустриалбанка", обойдется Ринату Ахметову и Вадиму Новинскому дешевле, чем полагали аналитики. Сама сделка позволит группе "Метинвест" упрочить позиции в горно-металлургическом комплексе в качестве регионального лидера.
 
История одного поглощения
 
Напомним, что в июле нынешнего года "Метинвест" Р.Ахметова и В.Новинского купил 50% комбината "Запорожсталь" у владельцев "Индустриалбанка" – Игоря Дворецкого, Артура Абдинова и Николая Солдатенко, а также многолетнего генерального директора "Запорожстали" Виталия Сацкого.
 
Кроме того, стороны договорились, что в дальнейшем "Метинвест" сможет приобрести остальные активы ГМК, принадлежащие "Индустриалбанку". Речь идет о 41% акций Запорожского коксохимзавода, 29% Запорожского железорудного комбината, а также о контроле над Луганским трубным заводом, никопольским заводом "Трубосталь" и Запорожским огнеупорным заводом.
 
Подробности не разглашались, поэтому отраслевым экспертам оставалось строить предположения, исходя из собственных расчетов. Между тем на днях стало известно, что согласно условиям сделки, "Метинвест" получил право до 4 августа 2012 г. выкупить активы "индусов" (так в Запорожье называют владельцев "Индустриалбанка") за 416 млн долл.
 
При этом будущие покупатели уплатили 30 млн долл. за опцион, сумма которого затем будет вычеркнута из стоимости приобретаемых предприятий. Иными словами, продавцам дали задаток, дабы гарантировать серьезность своих намерений.
 
Старший аналитик инвесткомпании "Тройка диалог Украина" Иван Харчук ранее оценивал стоимость металлургических активов "Индустриалбанка", оставшихся после продажи доли в комбинате "Запорожсталь", в 500-600 млн долл. Аналитик инвесткомпании "Dragon Capital" Александр Макаров предполагал, что "Метинвесту" придется выложить за них около 450 млн долл.  
 
Таким образом, к расчетной цене экспертов Р.Ахметову удалось получить ощутимый дисконт. Это связано с жестким давлением на "Запорожсталь" со стороны властей, которое началось как раз после вступления в должность президента Виктора Януковича в 2010 г.  
 
В частности, запорожская облпрокуратура в мае этого года внесла протест на решение облсовета о перенесении на 2017 г. срока выполнения инвестиционных обязательств комбината по закрытию мартеновского производства и строительству кислородно-конвертерного цеха для выплавки стали.
 
Кроме того, у комбината вдруг появились довольно странные проблемы с налоговой инспекцией. Так, под разными предлогами у предприятия отказывались принимать ежемесячную декларацию по НДС. А ее неподача в установленные сроки, во-первых, лишает плательщика права требовать возмещения НДС (в случае с "Запорожсталью" это десятки миллионов гривен) и, во-вторых, влечет за собой довольно суровые штрафные санкции.
 
Остается добавить, что "индусы" в тоже самое время утратили и былое влияние на местную власть. Под прессингом "регионалов" их человек, многолетний запорожский мэр и губернатор Евгений Карташов (в свое время – заместитель гендиректора "Запорожстали") был вынужден оставить должность и объявить об уходе в отставку.
 
Это произошло за несколько месяцев до очередных выборов городского головы, а его полномочия перешли к руководителю горорганизации ПР Владимиру Кальцеву, ставшему секретарем горсовета. Таким образом, у И.Дворецкого и его компаньонов просто не оставалось иного выхода, кроме как уступить свой бизнес новым владельцам.
 
А раз так, то о рыночной цене речи здесь быть не могло. Впрочем, в бочку меда для "Метинвеста" все же добавилась изрядная ложка дегтя. Оказалось, что выкупать оставшиеся пакеты акций в предприятиях ГМК Р.Ахметову придется вместе с российскими совладельцами комбината "Запорожсталь".
 
Как известно, ранее им удалось изящно "убрать" Рината Леонидовича, который еще в мае 2010 г. договорился с владельцами канадско-британской "MidlandGroup" Алексом Шнайдером и Эдуардом Шифриным о покупке их доли в 50% "Запорожстали" за 690 млн долл.
 
Зарегистрированная на Кипре "Luxe Holdings" даже уплатила 50 млн долл. в качестве задатка, но в последний момент некие россияне перехватили актив, предложив за него 850 млн долл.
 
Изначально Р.Ахметов собирался воевать, подав от имени "Luxe Holdings" в Высокий суд Лондона иск о признании недействительной сделки А.Шнайдера и Э.Шифрина с россиянами. По мнению юристов, определенные шансы на успех в этом разбирательстве у владельца "Метинвеста" имелись.
 
Но затем он неожиданно изменил позицию и согласился на возвращение "Luxe Holdings" задатка в двойном размере в качестве компенсации за неустойку. Разумеется, дополнительные 50 млн долл. в данном случае никак не возмещали Р.Ахметову упущенную выгоду.
 
Поэтому очевидно, что между сторонами был достигнут компромисс, так как сперва россияне выражали намерения купить оставшиеся 50% "Запорожстали" у "Индустриалбанка". Однако, в итоге эта доля оказалась за "Метинвестом", который в свою очередь согласился на паритет с российскими структурами при выкупе у "индусов" оставшихся металлургических активов.
 
Тень Кремля
 
Мало кто может похвастать, что однажды заставил считаться с собой богатейшего человека Украины. Как говорилось выше, те же "индусы", влияние которых в Запорожье еще недавно приближалось к абсолютному, были вынуждены принимать решение о продаже бизнеса, находясь под жестким прессингом - что и повлияло на условия сделки.
 
Кто же тогда проявляет столько скромности в соседней России, не афишируя покупку половины одного из крупнейших металлургических предприятий Украины? При этом известно, что практически все российские металлургические группы являются публичными компаниями.
 
"Евраз-холдинг" Романа Абрамовича, "Северсталь" Алексея Мордашова, "Мечел" Игоря Зюзина, "Магнитогорский меткомбинат" Виктора Рашникова и, наконец, "Металлоинвест" Алишера Усманова – все они до кризиса активно привлекали заемные деньги на международных финансовых рынках.
 
А это предполагает определенную прозрачность в движении средств и ежегодный независимый аудит авторитетными международными компаниями. Совершенно очевидно, что в таких условиях любая из вышеназванных групп не смогла бы провести сделку по "Запорожстали", не отразив это в общедоступных финансовых документах.
 
Тоже самое относится и к "Метинвесту", который не сообщал о деталях сделки по "Запорожстали" в официальном пресс-релизе для СМИ, но был вынужден указать эти данные в своей финансовой отчетности.
 
И тут следует напомнить, что ранее неизвестные российские структуры уже приобрели у экс-руководителя группы советников премьер-министра Украины Виталия Гайдука его долю  в корпорации "Индустриальный союз Донбасса", в состав которой входят Алчевский коксохимзавод, Алчевский и Днепровский им.Ф.Дзержинского меткомбинаты, а также Днепропетровский трубный завод им.К.Либкнехта.  
 
Причем, как и в случае с "Запорожсталью", сделку тогда профинансировал российский "Внешэкономбанк". И вопрос "может ли государственное финучреждение  России выделить кредит в несколько сотен миллионов долларов кому бы то ни было без согласования с руководителем правительства" – можно считать риторическим. Поскольку ответ на него вполне очевиден.
 
Также можно вспомнить, что ранее российский "Газпромбанк" выдал кредит на сумму около 1 млрд долл.  украинскому предпринимателю Дмитрию Фирташу, который после этого провел целый ряд сделок, купив горловский концерн "Стирол", северодонецкое и черкасское объединения "Азот".
 
Позднее появилась информация о договоренностях Д.Фирташа о совместных действиях на рынке минеральных удобрений с российским предпринимателем Аркадием Ротенбергом, близким другом премьера РФ Владимира Путина. Под эти условия и выдавался кредит, по данным российских деловых СМИ, которые ссылаются на источники в руководстве банка и окружении Д.Фирташа.
 
Это объясняет, почему российские собственники ИСД и "Запорожстали" публично не сообщили о приобретении металлургических активов в Украине. Также становится понятно, почему был вынужден согласиться на компромисс Р.Ахметов.
 
Завершить передел
 
С одной стороны, провести масштабный передел в украинском ГМК и "подмять" конкурентов Р.Ахметову помог глобальный экономический кризис. Резкое снижение спроса на металлопродукцию в IVкв. 2008 г. обвалило цены и сделалонеконкурентными на международных рынках тех производителей, которые не имеют вертикальной интеграции.
 
То есть не располагают собственными сырьевыми ресурсами. В Украине к таким как раз и относились ИСД, "Запорожсталь" и Марриупольский меткомбинат им.Ильича, до середины 2010 г. подконтрольный своему генеральному директору Владимиру Бойко. В сравнении с ними "Метинвест" с его угольными шахтами и железорудными ГОКами сразу получил ощутимое ценовое преимущество при сбыте металлопродукции.
 
С другой стороны, депутат ВерховнойРады от Партиирегионов Р.Ахметов однозначно несмог бы расширить горно-металлургическую империю без "перезагрузки властной вертикали" в Украине, как любит выражаться почетный председатель  Партии регионов, он же Президент Украины Виктор Янукович.
 
Подтверждением служит тот факт, что 50%+2 акции у ИСД купили именно российские структуры. Произошло это в январе 2010 г., когда правительством еще руководила Юлия Тимошенко. По всей видимости, уже тогда с россиянами шли и переговоры о продаже "Запорожстали". И очевидно, что им бы в итоге достались все "проблемные" металлургические активы в Украине, сумей тогдашний премьер удержаться на властном Олимпе.
 
Но после инаугурации В.Януковича, победившего во втором туре президентских выборов в феврале 2010 г. все поглощения в украинском ГМК происходили уже при участии бизнес-группы Р.Ахметова. Это и упомянутая покупка 50% "Запорожстали", и присоединение к "Метинвесту" ММК им.Ильича.
 
Благодаря этому, группе удалось существенно укрепить позиции. Например, по итогам 9 мес. текущего года доля предприятий группы в общем объеме выплавки стали в Украине составила 53,51%, или 13,894 млн т. Если же взять состав "Метинвеста" до расширения, на предкризисном уровне, то этот показатель окажется всего 24,35%, или 6,323 млн т.  
 
Вместе с тем очевидно, что останавливаться на достигнутом Р.Ахметов не намерен. Причем едва ли он в обозримом будущем решится на корпоративный конфликт с могущественными совладельцами "Запорожстали" за полный контроль над комбинатом. Гораздо более вероятно, что его мишенью станут активы владельца группы "Донецксталь" Виктора Нусенкиса, который не пользуется поддержкой руководства ПР.
 
Подтверждением тому могут служить события вокруг акций группы, обращение которых было остановлено в конце мая текущего года по решению Государственной комиссии ценных бумаг и фондового рынка, возглавляемой Дмитрием Тевелевым, в 2007-2010 гг. работавшим исполнительным директором в ПАО "Днепрэнерго", крупнейшим частным акционером которого является холдинг ДТЭК Р.Ахметова.
 
Такие действия в отношении "Донецкстали" расценивались аналитиками как давление на В.Нусенкиса с целью заставить его выйти из бизнеса в Украине.
 
Еще одним вариантом для расширения "Метинвеста" остается приобретение оставшейся доли 50%-2 акции украинских владельцев ИСД, среди которых основными считаются председатель совета директоров корпорации Сергей Тарута и ее генеральный директор Олег Мкртчан.
 
Кто в плюсах
 
Что получил Р.Ахметов от приобретения запорожского комбината – это понятно. Здесь и экономия административных и прочих расходов в составе группы и возможность проводить консолидированную маркетинговую стратегию на рынках сбыта металлопродукции.
 
Что же касается "Запорожстали", то надо прямо сказать, что прежние собственники эксплуатировали производственный ресурс предприятия, совершенно не заботясь о его развитии. В результате износ основных фондов постепенно нарастал и рано или поздно оборудование окончательно вышло бы в "тираж".
 
Достаточно сказать, что переход на кислородно-конвертерную выплавку стали вместо мартеновской в Запорожье должны были завершить еще в 2010 году, в соответствии с региональной программой по выходу Запорожья из экологического кризиса на 2001-2010 годы.
 
Но за 10 лет "индусы" вместе с бизнес-партнерами (до Э.Шифрина с А.Шнайдером около 50% принадлежало украинскому предпринимателю Василию Хмельницкому) так и не удосужились поставить комбинат на новые рельсы. Поэтому выполнение инвестобязательств по модернизации производства для "Запорожстали" перенесли сначала на 2012 г., а затем и на 2017 г.
 
Вместе с тем необходимые финансовые ресурсы у предприятия имелись. Так, за период 2001-2010 гг. его чистый доход составил 40,505 млрд грн. За это время на модернизацию производства, техническое перевооружение, внедрение энергосберегающих технологий и строительство природоохранных объектов комбинат израсходовал только 4 млрд грн. собственных средств.
 
С другой стороны, кто бы и как не относился к личности Р.Ахметова, будет вынужден признать, что владелец "Метинвеста" никогда не покупал заводы для дальнейшей спекуляции по принципу "купил подешевле - продал подороже". Как известно, ранее "Метинвест" утвердил программу развития ММК им.Ильича, предусматривающую закрытие мартеновского передела и полный переход на кислородно-конвертерную выплавку стали, а также переход с использования природного газа на пылеугольное топливо в доменном производстве. Стоимость программы оценена в сумму свыше 3 млрд долл.
 
Также можно вспомнить, что только в модернизацию Северного ГОКа в первом полугодии "Метинвест" освоил 1,198 млрд грн. а всего в текущем году намерен освоить на этом активе капвложения на 2,58 млрд грн.
 
Большие суммы вкладываются и принадлежащим Р.Ахметову холдингом ДТЭК в модернизацию Луганской, Кураховской и Зуевской ТЭС. Как результат, эти станции сегодня имеют наиболее высокие технико-экономические показатели в отрасли и от этого никуда не деться. В общей сложности инвестпрограмма ДТЭК на 2007-2015 гг. предусматривает освоение на указанных ТЭС 1,12 млрд долл.
 
 
Все это позволяет предположить, что теперь и на "Запорожстали" в итоге будет реализована программа модернизации производства, стоимость которой прежними собственниками оценивалась в 1,3-1,5 млрд долл. Сдерживающим фактором для "Метинвеста" остается присутствие на комбинате российских структур.
 

{ 1 Комментариев }

Вокруг «Запорожстали» может возникнуть новый конфликт

antiraiderukr 01.11.2011 в 11:00
«Метинвест» может увеличить свое участие в капитале «Запорожстали». Помешать этим планам могут российские акционеры предприятия
Горно-металлургическая компания «Метинвест», принадлежащая Ринату Ахметову, вместе с неназванными партнерами может получить контроль над холдингом «Индустриальная группа», владеющим около 50% акций АО «Запорожский металлургический комбинат «Запорожсталь». Об этом стало известно из обнародованной 18 октября промежуточной консолидированной финансовой отчетности Metinvest В.V. (головная холдинговая компания) за I полугодие.
 
По данным отчета, в июле 2011 г. «Метинвест» на паритетной основе с пулом инвесторов приобрел 50% группы «Индустриал» за $416 млн. Одновременно участники сделки за $30 млн. получили опцион на выкуп оставшихся 50% акций «Индустриала» за такую же сумму, который действует до 4 августа 2012 г.