Донецкая ОПГ прокурора Софиева

antiraiderukr 14.03.2012 в 11:39

.Величие и достоинство государство сообразно уважению и соблюдению его величества Закона в пределах этого государства! Закон – это стержень, на котором держится вся жизнь общества.

Каждый из нас владеет прописной истиной относительно того, что именно органы прокуратуры призваны играть первую скрипку в сфере охраны правопорядка. Суть деятельности сотрудника прокуратуры состоит в том, чтобы профессионально служить Закону и утверждать верховенство Закона в общественной жизни.

Профессия прокурор может быть призванием лишь для тех, кто обладает такими врожденными качествами души, как честность, порядочность, вера в справедливость, и как следствие – глубочайшее уважение к Закону. Однако реальность, с которой мы вынуждены сталкиваться, приводит в ужас противоположностью фактов.

 В своем большинстве сотрудники прокуратуры выстроили свою чиновничью деятельность на манер древнерусских волостелей. Князья на Руси в 11-16 веках героям ратных подвигов даровали небольшие уделы своих княжеств, так сказать, «сажали на народное кормление» за былые заслуги перед Отечеством. Волостели, так величали отличившихся вояк, не получали жалованье от государства, а жили за счет бесправного населения.

Сотрудники прокуратуры в отличие от волостелей мало того, что пребывают на народном кормлении, так еще и получают приличную заработную плату от государства, а также обилие социальных программ. Цинично предав забвению истинную цель своего пребывания в прокуратуре, носители прокурорских погон начали практиковать повсеместное неуважение к Закону, игнорирование требований Законодательства.

Более того, прокурорской вседозволенности никто и ничто не в состоянии установить предел. Границы прокурорского беззакония в лучшем случае устанавливает моральный облик самого прокурора, под чьим надзором находится поселок, район или область. В случае если человек, занимающий должность поместного законника, не потерял остатки человеческого облика – правовая ситуация на доверенном ему участке приобретет относительно стабильный характер. Тем не менее, в основном мы сталкиваемся с точностью да наоборот.

В этой статье речь пойдет о преступной деятельности прокуратуры Киевского района г. Донецка во времена, когда прокурором этого района был нынешний зам. прокурора г. Киева Софиев Сергей Александрович.

В этот период кривая преступности в рядах Киевской районной прокуратуры резко поползла вверх, в силу чего сотрудники указанного ведомства установили своеобразный криминологический рекорд. Незаконные задержания, обыски, необоснованные предъявления обвинений в основном заведомо не виновным, полное игнорирование требований Законодательной базы Украины, запугивания, разного рода фальсификации, ограничение под различными предлогами права обвиняемого на защиту, моральные истязания – вот наиболее неполный перечень типичных преступлений, совершенных под эгидой прокурора Софиева.

При оценке масштабов противозаконной деятельности бывшего прокурора и его коллег – подельников необходимо исходить не только и не столько из тонкого слоя, оправдательных приговоров и зарегистрированных обращений простых граждан в вышестоящие инстанции о совершенных преступлениях, сколько из огромного количества латентных, скрытых по причине юридической безграмотности населения, не выявленных преступлений.

В подобной ситуации уместно вспомнить о криминальном айсберге, в котором соотношение подводной и надводной частей, как и у его ледового аналога, определяется, как 1:7 или 1:8. При анализе преступной деятельности подчиненных прокурора Софиева криминальный айсберг имеет еще более обширную подводную скрытую часть – примерно 1:100.

Дело в том, что Сергей Александрович в силу расстройства нервной деятельности утратил остатки элементарной человечности, вследствие чего у него в душе проснулось маниакальное желание мучать беззащитное юридически неграмотное население посредством правоохранительной машины.

Скорей всего Сергея Александровича во время исполнения служебных обязанностей неизменно преследовала однообразная галлюцинация, будто он является весьма серьезным авторитетом-теоретиком юриспруденции в Великобритании и на основании его личного мнения можно объявлять людей преступниками. Существуя в мире личных уголовных фантазий, прокурор Софиев не обладал душевными силами стоять на страже Закона Украины.

Дело в том, что в Англии действительно существует практика судебных прецедентов и до сих пор не создан уголовный кодекс. Однако на Украине одним из пунктов принципа законности является письменная форма правовых норм, а судебный прецедент и толкование уважаемых юристов не могут служить источником уголовного права.

Тем не менее, пребывая в параллельной реальности, где Сергей Александрович Софиев возвел себя в чин самого почетного и выдающегося юриста государства, господин прокурор созидал свое законотворчество. Практически каждое уголовное дело, состряпанное Софиевым, не имеет никакого отношения к тем правовым нормам, которые изложены в законодательной базе Украины. Во всяком случае, наподобие юридических традиций Англии своими уголовными делами прокурор Софиев тайно от Генеральной Прокуратуры практиковал систему, правда, не судебных, а прокурорских прецедентов.

Приведем для наглядности незначительный эпизод из преступной деятельности господина Софиева. Маленькой, едва заметной частичкой в области видимой части криминального айсберга преступной деятельности господина Софиева является обвинение, предъявленное Вишневской Наталье.

В ноябре 2009 было совершено вооруженное нападение на донецкое отделение «Правекс Банка» по адресу Панфилова 1-а. Вооруженные преступники ворвались в отделение, завладели денежными средствами и скрылись.

Господину Софиеву принципиально не понравилась кассир ограбленного банка Наталия Вишневская. Каким-то неведанным, далеким от здравой рассудительности образом прокурору показалось, будто банк ограбили сами сотрудники во главе с Вишневской. Его беспокоил не столько факт ограбления, сколько не давала спокойно засыпать мысль о том, что его не взяли в долю. И для того, чтобы банковские работники поделились с Сергеем Александровичем, якобы похищенным ими миллионом денежной наличности, Софиев возбудил относительно Вишневской уголовное дело по статье 367 ч. 2 (халатность).

Девушка, известно, не имела совершенно никакого отношения ни к ограблению банка, ни к инкриминируемой ей халатности. Тем не менее, в июне 2010 уголовное дело № 04-37676 по обвинению Натальи Вишневской было передано в Киевский районный суд г. Донецка. 17 октября 2011 судья Попревич В.М. оправдал Наталию в силу того, что она не являлась субъектом преступления, предусмотренного ст. 367. Наталья не представляла собой должностное лицо так, как не исполняла ни административно-хозяйственные, ни организационно -распорядительные функции. Кроме того, суд не обнаружил состава преступления в действиях Вишневской. Также 3 февраля 2012 оставил в силе оправдательный приговор Апелляционный суд Донецкой области в составе судей Котыша А.П., Шика В.В., Седыха А.В. .

Итак, какого рода выводы напрашиваются относительно описанной ситуации? Человека, в чьих действиях не было состава преступления, который не являлся субъектом преступления, отправили на скамью подсудимых лишь на основании далеких от действительности фантазий прокурора. Простите, разве это поступок психически нормального человека? Я уже не говорю о том, что область права является искусством добра и справедливости, где подобный инцидент просто не допустим.

Правда, воплощать в жизнь подобный уголовно – фантастический бред с превеликим усердием помогали прокурору его подчиненные. Подобный факт свидетельствует о том, что мы имеем дело с организованной преступной группировкой.

Обвинение Вишневской предъявлял старший следователь Киевской районной прокуратуры Иващук Евгений Александрович. Следователь Евгений определенно постигал архи анекдотичность софиевского обвинения. Впрочем, глубоко уверовав во всепобеждающую силу точки зрения господина Софиева, Иващук исполнял возложенные на него должностные полномочия по образу и подобию прокурорского прецедента от господина Софиева.

Во время предъявления обвинения следователь Евгений обнаружил абсолютную юридическую безграмотность в области знания положений Конституции Украины, Уголовно-процессуального кодекса и Уголовного кодекса Украины. Возможно, пребывая под началом столь «великого» правоведа, как Сергей Александрович Софиев, сотрудник прокуратуры Евгений перестал анализировать происходящее сточки зрения Закона.

Уместно обратить внимание на то обстоятельство, что горе – дознаватель Евгений Иващук совершил фальсификацию, а именно внес заведомо ложные сведения в официальный документ. Иващук указал, что Наталья отказалась знакомиться с материалами уголовного дела, что не соответствовало действительности.

Наталья, разумеется, пыталась несчетное количество раз достучаться до Генеральной Прокуратуры и прокуратуры Донецкой области, заявляя о совершенном преступлении, но видимо органы прокуратуры как-то негласно сняли с себя обязательства следить за соблюдением уголовно-процессуального закона и выявлять нарушения.

Считается, что следователи прокуратуры в профессиональном плане подготовлены лучше, чем представители других категорий должностных лиц, осуществляющих расследование. Этому, как утверждают высокопоставленные законники, способствуют многолетние традиции квалифицированной следственной работы, сложившиеся в прокуратуре, возможность прямой передачи профессионального опыта от асов следственного дела молодым сотрудникам.

Рассуждая о содержании профессионального опыта, который прокурор Софиев передал более молодому поколению, невольно стынет в жилах кровь и волосы встают дыбом. На примере деятельности сотрудника прокуратуры Евгения Иващука, находившегося на службе у Сергея Александровича, представляется возможным четко проследить манеру профессионального поведения самого прокурора Софиева.

Нынче Евгений пристроился следователем по особо важным делам в небольшом индустриальном городке Горловка Донецкой области. Сотрудников прокуратуры, занимающих подобные должности, по обыкновению величают «важняками» и доверяют расследовать дерзкие, совершенные с особой жестокостью преступления. Честно говоря, безумно хочется задать следователю Евгению всего лишь один единственный вопрос: «Иващук, а при чем же здесь Вы?». Отъявленные рецидивисты и похотливые извращенцы могут себе позволить спать спокойно. Единственное, в чем «доблестный» дознаватель Евгений отточил мастерство – это слагать под прокурорскую диктовку уголовные басни о безобидных кассирах.

Разгадка должностного повышения Евгения до банальности проста – Иващук с прокурором Горловки пребывают в тесных дружеских отношениях. На двоих прокурорские служивые запивают мертвую в дорогих питейных заведениях, посещают ночных и дневных бабочек. На пару от души надрывно исполняют уголовную «Мурку» в караоке. Хорошо «горловское кормление» – ничего не скажешь!

Обвинение в суде поддерживала государственный обвинитель Зурнаджи Вера Николаевна. Задача государственного обвинителя состоит в отстаивании интересов государства путем привлечения к ответственности лица, совершившего преступление.

В государственном обвинителе привыкли видеть прямого помощника суда, ограждающего суд от возможных ошибок, формирующего беспристрастный объективный взгляд на обстоятельства рассматриваемого дела. Спокойная выдержанность, доскональное знание дела, четкость в постановке вопросов, требующих разрешения в суде, взвешенность оценок – вот чего ждут от прокурора в суде. Нельзя забывать, что сила прокурора в обоснованности его позиции положениями закона. Однако встречаются досадные, а точнее сказать, недопустимые исключения.

Скорей всего государственный обвинитель Зурнаджи В.Н. также ступила на ложный путь прокурорского прецедента, до глубины души уверовав в незыблемый авторитет слова местного законника Софиева. Иначе, как прикажете понимать значение настолько халатного отношения к своим должностным обязанностям, когда прокурор не изучала материалы уголовного дела, систематически не показывалась на судебные заседания, тем самым затягивая судебный процесс.

Оправдательный приговор, привел сотрудницу прокуратуры Зурнаджи В.Н. в замешательство. 30 октября 2011 государственный обвинитель подала апелляционную жалобу, обиженно заявив, что оправдательный приговор является незаконным. При этом прокурор указала, что мотивированная апелляция увидит свет чуть позже – после изучения материалов уголовного дела (да, да, именно, так и указала – не постеснялась). Простите, а каким же образом она предъявляла обвинение в суде первой инстанции, совершенно не владея материалами уголовного дела?

В конце декабря 2012 Наталье Вишневской наконец-то вручили аргументированное дополнение к апелляционной жалобе. После получения дополнения наступил черед Натальи пребывать в замешательстве, затем что содержание подобного документа мог расшифровать исключительно опытный психиатр посредством соответствующего диагноза. Девушка около двух суток писала возражение на апелляционную жалобу, так как не могла логически сопоставить несуразность мыслей государственного обвинителя, а уж тем более соответственно ответить.

Прокурор Зурнаджи В.Н. в свою очередь отдавала отчет в логической уродливости обвинения, в силу чего поддерживать составленную ею апелляционную жалобу в Апелляционном суде Донецкой области принципиально отказалась. Отдуваться за чужой бред пришлось прокурору Копыленко. Правда, к чести Копыленко стоит отметить, что прокурор признала нелепость и глупость обвинения. Также пришел в ужас от обвинительного бреда и состав судей Апелляционного суда, который рассматривал апелляционную жалобу государственного обвинителя Зурнаджи.

29 февраля оправданная Вишневская написала заявление о совершенном преступлении в Генеральную Прокуратуру и в прокуратуру Донецкой области. Вишневская попросила, чтобы старшего следователя прокуратуры Иващука Е.А. , прокурора Софиева С.А., государственного обвинителя Зурнаджи В.Н. привлекли к уголовной ответственности по статье 372 ч.2 – привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности. При этом Наталья приложила к заявлению о совершенном преступлении копии оправдательных приговоров.

4 марта 2012 Вишневской пришел ответ от начальника отдела следственного управления прокуратуры Донецкой области П. Винды, где П. Винда предлагает прокурору города Донецка Александру Ольмезову проверить доводы Вишневской и при наличии оснований провести соответствующую проверку в порядке ст. 97 УПК Украины, а также воспользоваться механизмом прокурорского реагирования.

Согласно ходу мыслей П. Винды оправдательного приговора по причине того, что подсудимая не являлась субъектом преступления еще недостаточно для того, чтобы привлечь к уголовной ответственности должностных лиц, предъявлявших обвинение. В описываемом нами случае сотрудники прокуратуры не имеют необходимости собирать доказательства – наличие вины выше указанных лиц доказывает содержание оправдательных приговоров.

Прокурор Софиев С.А., следователь Иващук Е.А., государственный обвинитель Зурнаджи В.Н. преступили закон, отсюда можно смело сделать вывод, что они являются преступниками. Однако коллеги по погонам в упор не желают видеть факт преступления. Словно линия поведения, направленная на игнорирование происшедшего беззакония, вычеркнет преступление из временного пространства действительности.

Не представляет собой тайну за семью печатями непреложная истина, что величайшим поощрением преступления есть безнаказанность. В особенности, когда речь идет о категории самых опасных преступников – преступников, имеющих юридическое образование. Оставив безнаказанным столь вопиющее преступное деяние прокурорских чиновников, остальные сотрудники органов прокуратуры почувствуют на себе негласное благословение от высших чинов на правовой разбой.

Современные носители прокурорских погон вызывающе пренебрегают нормами Закона, сделав ошибочный вывод, будто высокие должности оправдывают беспрецедентную жестокость. Однако, насколько мне известно, Украина до сих пор представляет собой правовое государство – а Закон, подобно смерти, не должен щадить никого!

Судя по всему, сотрудники прокуратуры Донецкой области не имеют душевного расположения защищать попранные права Наталии Вишневской, отстаивать интересы государства и общества, следовать главному принципу законности о неотвратимости наказания за преступное деяние.

Тем не менее, будем до последнего надеяться, что прокурор Донецка Александр Ольмезов пребывает не в параллельной реальности прокурора Софиева, где людей можно судить только согласно мнению авторитетного законника, а в здравом уме и трезвой памяти. Соответственно, хотелось бы верить в то, что господин Ольмезов не станет копировать образ действий Римского папы Иннокентия IV и тем самым поощрять рост преступности в органах прокуратуры.

Во времена инквизиции среди монахов – палачей была популярна практика чудовищных пыток, причем, оправданная Божьим словом, а по – сему для католических истязателей ни при каких обстоятельствах не наступало справедливое возмездие. Иннокентий IV в оправдание столь бесчеловечного отношения предоставил инквизиторам право прощать друг другу все прегрешения, связанный с их профессиональной деятельностью.

Имея высшее юридическое образование, и прокурор Софиев С.А., и следователь Иващук Е.А., и государственный обвинитель Зурнаджи В.Н. прекрасно понимают, что за преступлением должно неотвратимо следовать наказание. «Нет обиды тому, кто сам того захотел» – говорили древнеримские юристы.

Замысел наказания не состоит в унижении достоинства провинившегося. Самая первая и главная цель наказания с юридической точки зрения – это, прежде всего, восстановление социальной справедливости, в данной ситуации восстановление нарушенных преступлением со стороны сотрудников прокуратуры интересов Натальи Вишневской и государства.

Более того, судебный процесс в отношении оступившихся сотрудников прокуратуры будет обладать мощным превентивным потенциалом, а если сказать словами древнерусского свода Законов «Русской правды» – «чтобы другим неповадно было».

Кроме того, справедливый приговор суда заставит на тот момент уже бывших сотрудников прокуратуры задуматься над своим поведением и принести достойный плод исправления в соответствующих исправительных учреждениях.

Весьма облегчила бы участь преступному трио явка с повинной и деятельное раскаяние. В особенности подобный жест смог бы оставить хоть самую крошечную толику мужского начала в характере сотрудника прокуратуры Евгения и прокурора Софиева. Согласитесь, ведь было бы как-то решительно по – мужски, явиться в прокуратуру Донецкой области и признать свою вину в совершенном преступлении. Сказать: «Да, я был не прав. Раскаиваюсь и готов передать себя в руки правосудия». Подобным образом могут поступить только настоящие, смелые, достойные уважения представители сильного пола, а вот отказываться от преступного деяния и не признавать очевидную вину в состоянии лишь жалкие и трусливые носители фаллоса.

Как известно из многовекового опыта истории, государства, которые не в силах отличать дурного от хорошего, обречены на погибель. Мы должны раз и навсегда понять: мириться с вопиющим беззаконием – это дурно и губительно. Украина трагично исчезнет с лица земли, как государство, если в обществе не будет установлено верховенство Закона, и вместо правовых норм мы будем позволять власть предержащим придерживаться негласных понятий, будь они прокурорские или депутатские…

job-sbu

Киевский райсуд г. Донецка — зеркало украинского правосудия

antiraiderukr 13.03.2012 в 11:21

.Я не сделаю большого открытия, если скажу, что практически каждый судья в Украине достоин занять место на скамье подсудимых. Это перед выборами начали понимать и сами высокопоставленные регионалы. Совсем не сенсационно прозвучало заявление Секретаря Совета национальной безопасности и обороны Андрея Клюева о том, что коррупция в судебной системе должна пресекаться очень жестко, несмотря на звания или прошлые заслуги. Хотелось бы знать, а что – это было неизвестно раньше?

«Пример судьи Зварыча, который «наколядовал» миллионы, должен стать поучительным. К сожалению, похоже, что «слуга Фемиды» из Херсона доказал обратное, продемонстрировав нежелание учиться на ошибках других, – цитирует Клюева пресс-служба СНБО. Далее он заявил, что считает возможным инициировать изменения в законодательство по борьбе с коррупцией, направленные на усиление ответственности за правонарушения судьями и сотрудниками правоохранительных органов. Жаль только, что обо всем этом регионалы вспоминают только перед выборами.

 

Еще более жестким в своих высказываниях был Андрей Портнов. Руководитель Главного управления по вопросам судоустройства администрации президента рассказал о том, что в Украине за 2011 год суды из 46 тысяч представлений об избрании меры пресечения в виде взятия под стражу удовлетворили 40 тысяч, т.е. 87%. «В 2010 году в Конотопском суде Сумской области, Артемовском суде Луганской области и Харьковском районном суде Харьковской области судами удовлетворено 100% представлений следователей о взятии под стражу», – подчеркнул Портнов. По словам чиновника, на стадии продления срока содержания под стражей уже любой украинский суд превращается в филиал прокуратуры.

 

Интересные подробности. Судебная власть коррумпирована, судьи – продажны, – вещает нам власть политическая. И в это же время Высший совет юстиции прекращает преследование за нарушение присяги 346 судей. Групповое представление на увольнение первых двух сотен из этих судей появилось еще в 2007 г. В то время важные юридические фигуры в рядах действующей власти, имеющих ныне непоколебимую репутацию и непререкаемый авторитет в судах, регулярно накручивали интригу, утверждая, что все эти увольнения обязательно будут доведены до логического завершения. Но именно эти, нарушившие присягу, в 2007-2009 гг. были назначены Советом судей Украины (ССУ) на руководящие должности в судах. В дальнейшем, по мере того, как список нарушителей регулярно дополнялся новыми фамилиями судей, ССУ назначал их же председателями или заместителями председателей судов. Как видим, логическим завершением «преследования за нарушение присяги» стало как раз прекращение производства по их делам.

 

Чтобы не быть голословным, представлю широкому обзору явно заказные дела некоторых судей Киевского райсуда г. Донецка. Интересно, знают ли об этом господа Клюев и Портнов. «Киевский райсуд – самый коррумпированный суд в г. Донецке, даже хуже Ворошиловского, Куйбышевского, Калининского вместе взятых» пишут на многих сайтах жители Донецка. и подтверждают свою мысль следующими фактами. «Все судьи работают «под заказ», имеют свою сеть осведомителей и друзей-милиционеров для «подставы» неугодных истцов или потерпевших, то есть сами являются бандитами и мошенниками» — пишут жители Донецка в форуме портала «Весь каталог города Донецка».

 

Бывший председатель суда В.В. Баулин выносит парадоксальное решение – оправдывает Гиви Немсадзе, которого называли главарем одной из самых кровавых банд Донбасса. По версии судьи, «в протоколах следствия писали только инициалы Г.Д.», а имели в виду Гурама Джвебовича Немсадзе – старшего брата Гиви Немсадзе, умершего в 2003 году. В итоге последнего судили только за укрывательство преступления, по которому истек срок давности. После этого знаменательного приговора Баулин благополучно уходит на пенсию, передав бразды правления судом ближней родственнице – судье Андреевой Е.Н. А возле суда появляется … адвокатская контора. Посетители суда утверждают, что до сих пор в суде на дверях кабинета председателя, рядом с табличкой с её именем красуется и обозначение «В.В.Баулин». Таков себе семейный подряд. Об этой судье я нашел упоминание одной из потерпевших от судебного произвола (http://protest2.lookmy.info «Судья Киевского районного суда Андреева Е.Н. слушает дело по нашему с сыном иску о незаконном выселении из 2-комнатной квартиры по ул.Артема 204а-121 к ответчикам ДОННТУ и Кравченко С.И вот уже год (срок судебного следствия составляет 4 месяца). Сначала никто из свидетелей и ответчик ДОННТУ не являлись, и Андреева делала вид, что она целиком и полностью на нашей стороне. Но когда явились свидетели (наши родственники и представитель службы опеки и попечительства) с целью дать показания, Андреева «показала зубы»: стала запугивать свидетелей, явно желая чтобы они отказались от показаний».

 

Что ж удивляться, что под прикрытием этих горе-руководителей в суде творятся черные дела. Уникальный случай, когда Киевский районный суд Донецка в лице судьи Светланы Чудопаловой сумел открыть уголовное дело на адвоката, не имея таких полномочий, согласно законам Украины. Сергей Щербина свидетельствует «17.11.2011 года я обратился с письменными обращениями в адрес Высшей квалификационной комиссии Судей Украины и к Генеральному прокурору Украины с просьбой о привлечении к дисциплинарной ответственности судьи Киевского районного суда г.Донецка Чудопаловой СВ., вынесшей незаконное постановление о прекращении уголовного дела и освобождении Кононенко В.А, обвиняемого в подделке документов, от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. Судебная ветвь власти и орган надзора встали на защиту судьи Чудопаловой СВ., заверяя, что вынесенное ею постановление от 21.07.2010 года в отношении Кононенко В.А. законно, и оснований для обжалования данного постановления нет. Одновременно меня как пострадавшую сторону – собственника земельного участка, на котором проводились строительные работы по поддельному документу, не допускают к правосудию в связи с закреплением за мною лицом, проводящим досудебное следствие, статуса свидетеля». В этом случае, как мы видим, просматривается прямая связь между судьей Чудопаловай и Киевской районной прокуратурой, о чем и говорил Андрей Портнов. Кстати во времена начала этой тяжбы её возглавлял Сергей Софиев, о неправомерных действиях которого немало писали в свое время. Но, тем не менее, он отправлен в Киев заместителем столичного прокурора.

 

 

А вот способ избавиться от надоедливого участника гражданского процесса. «Обвиняемого или подсудимого, который находится на подписке или в отношение которого их приговор был отменен вышестоящей инстанцией и дело передано на ДС в органы милиции или прокуратуры, судьи Киевского заманивают вас с помощью своих верных осведомителей в Киевский райсуд в этапные дни (понедельник, четверг, когда в суд приезжает конвой). Вы, например, просто приходите в канцелярию или к судье за каким-нибудь ответом. А судья дает команду вас схватить и взять под стражу и тут же увезти в тюрьму. Документики на задержание судьи потом подделают задним числом и подпишут у председателя. Вас продержат в тюряге не меньше 2 лет, пока Вы будете доказывать незаконность и все такое» http://www.don.ua/firma.php?id=25738

 

О судье Викторе Попревиче рекомендую почитать информацию в интернете – очень познавательное чтиво, надо сказать. Интересно, что этот судья, к которого строк полномочий закончился в 2000 году и не продлялся почти два года, тем не менее, выносил в эти 2 года судебные решения. После Зварыча это – самый знаменитый судья Украины. А ведь едва не был назначен председателем Киевского райсуда.

 

В заключение приведу еще одно свидетельство – А. Торопова, – касающееся судьи того же суда Гуридиной, дочки одного из судей апелляционного суда. Его избивал знакомый чуть ли не в центре города. Каратист. За него вступились незнакомые ребята. Но у каратиста оказался дядя связанный с прокуратурой. В результате прокуром киевского района возбуждаетья уголовное дело против ребят. Сотрудники райотдела заставляют их оговорить себя в нескольких преступлениях. В результате их четыре года содержат в СИЗО. Судья Киевского райсуда Бурлаченко О.А. в нарушения закона вынес приговор, который был отменен апелляционным судом. Это произошло почти через два года после вынесения приговора судом первой инстанции. Все это время Бурлаченко затягивал передачу материалов дела в апелляционный суд. И сейчас в Киевском райсуде продолжается судилище. Теперь судья Гуридиной не желает принимать ходатайства и доводы защиты, ведет дело с обвинительным уклоном. И это при том, что нынешний прокурор Киевского района Е.Васильев отменил решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции, замешанных в применении пыток против ребят.

 

Вот так живет и процветает под сенью Киевской районной прокуратуры Киевский районный суд. Точно по Клюеву и Портнову.

Александр БЕЛОВ, для «ОРД»

Сказание о прокурорском стряпчем Евгении Иващуке и адвокате – лохографе Михаиле Чернобае

antiraiderukr 27.02.2012 в 12:31
/Сказание о прокурорском стряпчем Евгении Иващуке и адвокате – лохографе Михаиле Чернобае Принято считать, что адвокат и следователь в уголовном процессе преследуют разные цели. Однако в современной Украине подобное понятие навеки кануло в Лету. Черные ленточки коррупции, с корнями вросшие в рамки закона, свидетельствуют о том, что законодательная база Украины представляет собой презренную филькину грамоту.
 
В данный исторический момент версия о том, что выбранный клиентом адвокат станет до последней капли крови отстаивать интересы подопечного, являет собой сюжет для сказки венского леса. А вот анекдот повествующий, будто бесплатный адвокат обойдется в 15 лет строгого режима, как раз представляет собой насущную истину повседневного юридического бытия.
 
С подобной горькой правдой однажды пришлось лицом к лицу столкнуться Наталье Вишневской. История началась с того, что уже всем печально известный своей маниакальной направленностью души издеваться над беззащитными гражданами, прокурор Сергей Александрович Софиев избрал Вишневскую в качестве очередной жертвы для психологических глумлений. Данные события происходили в мае – июне 2010, когда Сергей Александрович еще не скопил достаточно денежных средств на должность зама прокурора древнего града Киева, и непритязательно довольствовался чином провинциального прокурора Киевского района города Донецка.
 
В ноябре 2009 в Донецке произошло вооруженное нападение на Панфиловское отделение «Правекс Банка», в котором Наталья работала кассиром. Пан прокурор, недолго думая, решил Наталье предъявить обвинение в халатности (ст. 367 ч. 2), якобы она не отстояла банковские средства ценой собственной жизни. Сам Сергей Александрович не возжелал скитаться по больницам за Вишневской, где девушка находилась по состоянию здоровья, и возложил «торжественную» миссию заплечных дел мастерства на следователя Иващука Евгения Александровича. В подобном поведении садиста нет ничего необычного – например, венгерский Дракула – Влад Цепеш также не заливал горящее олово в рот несчастным жертвам собственноручно и доверял исполнение данного ритуала своим поверенным.
 
У Наталии естественно подобное обвинение вызвало шок, и девушка моментально оказалась на больничной койке. На тот момент Наталия еще ничего не знала о чудовищных развлечениях психически больного прокурора и методах прокурорского издевательства.
 
Не могло присниться Наталье и в кошмарном сне, что прокурору, оказывается, романтично мечтается, словно она имеет отношение к ограблению банка и поделится с его прокурорским сиятельством награбленным. Об этом случайно проболталась государственный обвинитель Вера Зурнаджи уже во время судебного процесса.
 
Однако в тот момент, лежа под капельницей, купленной на последние деньги, девушка отчаянно пыталась понять – как это, о чем вообще говорит следователь и в каких действиях заключается «эта самая» халатность? Постоянные визиты следователя в больницу не давали Наталье прийти в себя. Лечащий врач Вишневской пытался объяснить Иващуку, что сердце его пациентки однажды может не выдержать очередного прихода нежданного гостя, и обвинение предъявлять будет уже не кому – на что следователь без зазрения совести артистично покачивал головой с надеждой, повторяя: «Ах, как было бы хорошо»…
 
Следователь Иващук прекрасно отдавал себе отчет в том, что привлекает заведомо невиновного к уголовной ответственности – Наталья не являлась субъектом преступления, предусмотренного инкриминируемой статьей, и в ее действиях решительно не было состава преступления. Оперируя столь несложной истиной, Евгений Александрович, разумеется, от всей души желал Наталье поскорей отойти в мир иной – ведь, если не станет Вишневской, тогда, безусловно, отпадет необходимость заводить уголовное дело и прокурорский босс всея Киевского района Софиев будет вынужден угомониться. Следовательно, столь частые визиты в больницу Иващук, скорей всего, делал намеренно и продуманно.
 
Евгению Александровичу было крайне необходимо подняться по карьерной лестнице и выслужиться перед психически неадекватным прокурором – в этом случае судьба какого-то кассира банка не имела абсолютно никакого значения в глазах начинающего сотрудника прокуратуры. Правда, в отличие от душевно больного прокурора Софиева, Евгений Иващук лишь выполнял прокурорскую волю, и подобная несправедливость не доставляла удовольствие следователю.
 
Как признается, потом сам Евгений Александрович, ему просто некуда было деваться – служба есть служба. Во всяком случае, Иващук на тот момент не обладал возможностью необременительно посещать свое рабочее место и спокойно бездействовать – прокурор требовал обвинять, а виновного или невиновного – это уже не столь важно.
 
Подсказала однажды одна сердобольная женщина – соседка по палате, чтобы Наталья попросила у следствия бесплатного адвоката. После того, как Наталья заявила ходатайство о предоставлении ей защитника, следователь, правда, на пару дней исчез в поисках необходимой персоны. Небольшая передышка позволила Вишневской чуть-чуть успокоиться и собраться с мыслями.
 
Первые адвокаты в древней Греции называли себя логографами. Дословный перевод с греческого – логограф – значит пишущий слова. Функция древнегреческих адвокатов сводилась к написанию красноречивых речей для клиентов, именуемых логографиями. В те времена красноречие играло весьма важную роль в процессе рассмотрения судьями гражданских тяжб. На древнегреческий манер привез Евгений Александрович своей обвиняемой карманного адвоката Киевской районной прокуратуры – Михаила Петровича Чернобая. Честно сказать, логографом пана Чернобая назвать крайне сложно, а вот лохографом в самый раз.
 
Сладкая парочка удальцов-молодцов вытащила Наталью из – под капельницы и повезла в ближайшее кафе предъявлять обвинение. Заранее по написанной лохографии пан Чернобай, используя все возможные методы убеждения, доказывал Вишневской правоту следствия и наличие несуществующих нарушений, а также «чисто по-человечески» советовал, как можно скорей, признать свою вину.
 
Более того, господин Чернобай увидел возможным признать Наталью психически больной, что, кстати, смогло бы, по его мнению, избавить Вишневскую от гнева праведной Фемиды. Для пущей правдоподобности приписал себе Михаил Петрович банковское прошлое – делая акцент на то, что в его время за подобное наверно и смертной казнью бы покарали.
 
При этом не посрамился адвокат-лохограф высказать Наталье в лицо неудовольствие тем фактом, что его адвокатскому превосходительству приходится «отстаивать интересы» подзащитной за спасибо. Следователь прокуратуры Иващук понял намек и тот час пообещал исправить ситуацию и помочь с состоятельными клиентами, вспомнив, что собирается предъявлять обвинение директору некого ДОКа, который якобы также что-то нарушил.
 
Пан Чернобай не стеснялся в безосновательных оскорблениях относительно Натальи и позволял себе повышать на девушку голос. По причине того, что Наталья не желала соглашаться с предъявленным ей обвинением, Михаил Петрович обозвал подзащитную продажной женщиной, которая слишком много на себя берет. И при этом почему-то сделал ударение, что он не такой, как Вишневская. То ли он не продажный, то ли он ничего на себя не берет – для Натальи так и остался тайной за семью печатями смысл столь нелогичного заявления.
 
Тем не менее, беспредельно трогательно и нежно радел Михаил Петрович о душевном расположении Евгения Александровича и очень печалился, когда следователь начинал нервничать в силу того, что Вишневская категорически отказывалась признавать себя виновной. Господин лохограф искусно находил слова утешения для сокрушенного Иващука : «Наталья капризна, как и все красивые женщины, поэтому и своенравничает», – и. т. д.
 
Наталия Вишневская естественно постаралась поскорей избавиться от подобного горе-защитника, написав бесполезную жалобу в прокуратуру на действия Чернобая.
 
Слава Богу, Наталия Вишневская не послушала ни прокурорского стряпчего Евгения Александровича Иващука, ни его адвоката-лохографа Михаила Петровича Чернобая. И 17 октября 2011 судья Киевского районного суда Попревич В.М. вынес оправдательный приговор, а 3 февраля 2012 оставили оправдательный приговор в силе судьи Апелляционного суда Донецкой области Котыш А.П. , Шик В.В. , Седых А.В. .
 
Однако описанная ситуация полностью обнажает насквозь прогнившую правоохранительную систему. Наше население юридически безграмотно. Мы не привыкли отстаивать свои права и не желаем осознать то, что любая несправедливость, допущенная в отношении одного из нас, представляет собой серьезную опасность для остальных граждан. Складывается какое-то странное впечатление, что как товарищ Сталин еще в 37 всех построил, так до сих пор строем и стоим.
 
Посредством схемы, описанной в этой статье, можно обвинить даже в распятии Христа абсолютно любого из нас. Психически неадекватный прокурор нафантазирует сюжет, равнодушный карьерист следователь воплотит подобный бред в жизнь, продажный адвокат заявит, что все абсолютно правильно и могло бы статься намного хуже, а «свой в доску» для обвинительной стороны Фемидыч учтет чистосердечное раскаяние и поспешит обвинить.
 
В Киевском районе города Донецка наберется весьма внушительное количество жертв анти правовой деятельности пана прокурора. Правда, далеко не у всех была возможность отстоять до конца свою невиновность: кого-то в силу юридической косности на скорую руку осудили, кого-то отправили под амнистию, но нашлось немало тех, кто все-таки не признал вину и был оправдан.
 
В стране, где шелест долларовых купюр целиком и полностью заглушает глас закона, а высокопоставленным законникам, к несчастью, закон не писан, со стороны Генерального Прокурора было бы по-человечески честно выйти на Майдан и торжественно сжечь различного рода законодательную ересь, вроде Конституции и различных кодексов. А строптивых граждан, кому подобные нововведения пришлись бы не по вкусу, посредством волшебного пендаля выставить из страны – пусть отправляются, куда глаза глядят, коли такие умные. Столь отчаянный поступок, по крайней мере, расставил бы все точки над и.

job-sbu.org

Авторитетные законники земли Киевской. Письма в редакцию

antiraiderukr 06.02.2012 в 12:05

.Авторитетные законники земли Киевской. Письма в редакцию Современные будни украинского общества невообразимо далеки от здравого социума и вызывают исключительно гомерический хохот, правда, сквозь горькие слезы. Еще Гераклит Эфесский поучал своих соотечественников наставлениями подобно тому, что народ должен биться за закон, как за городскую стену. Однако, как современные украинцы, относятся к защите своих прав и интересов, можно увидеть на примере некоторых представителей управленческого состава столичной Прокуратуры!

Во главе соблюдения законности во всех сферах общественных направлений древнего града Киева пристроился Анатолий Степанович Мельник. Лавры Анатолия Степановича, добытые в совершенствовании таких качеств, как вороватость и лживость, не дают спокойно спать даже самому Виктору Люстигу, дважды продававшему Эйфелеву башню на металлолом. Ободрав до нитки исправной прокурорской деятельностью всю Полтавскую область, Анатолий Степанович собрал достаточно миллионов долларов на покупку должности прокурора г. Киева и отправился покорять столицу!

Во время исполнения властных полномочий на должности зам. прокурора Полтавской области, Мельник полностью позабыл истинную цель своего пребывания в прокуратуре и занялся рэкетирским ремеслом, вымогая у предпринимателей денежные средства с помощью фабрикации уголовных дел, а также покрывая вызывающую вседозволенность силовых структур, естественно не без материальной выгоды.

Этого джентльмена удачи государство нарекло нелепым, а главное безмерно далеким от реальности прозвищем – прокурор. К той деятельности, которая описана в законе Украины «О прокуратуре», Анатолий Степанович не имеет абсолютно никакого отношения. Дело в том, что господин Мельник никогда в жизни не открывал всякого рода законодательную ересь, вроде «Конституции Украины», Уголовного кодекса и тому подобное. Как известно, время – деньги, а, следовательно, бездарно тратить его на приобретение профессиональных знаний представляет собой верх глупости в стране, где все покупается и продается. С некоторых пор спрос на профи в правоохранительной сфере навеки канул в Лету, а посему Анатолий Степанович не делает ничего предосудительного – все по современным понятиям.

Попросту не успела еще Верховная Рада полностью ликвидировать законодательную базу, а посему приходится делать вид, что соблюдаешь приличия и разводить турусы на колесах, вспоминая такое нецензурное слово, как законность. Ну, ничего страшного – будет и на прокурорской улице праздник, когда наконец-то отменят все эти кодексы и законы!

Первый зам Анатолия Степановича – Дмитрий Александрович Лупеко. Душка Дима всегда умел нравиться слабому полу и вызывать безудержную зависть у мужчин. Не выдержал однажды кто-то из «добродушных и улыбчивых» сослуживцев и подкинул идею прессе поиздеваться хотя бы над фотографией первого зама столичного прокурора. Якобы и иконы у него не в том месте висят, и палочки для чистки ушей со стола не убрал…

Дмитрий Александрович однажды очень удачно связал себя брачными узами с дочерью бывшего Генерального Прокурора Медведько и за десять лет стремительной карьеры взлетел до небывалых высот первого зама столичного прокурора. На фоне остальных представителей руководства прокуратуры столицы Дмитрий Александрович являет собой зерцало всевозможных добродетелей, старается жить относительно по чести и справедливости.

В силу того, что прокуратура нынче ничем пристойным не занимается, Дмитрий Александрович, как человек порядочный, вынужден бездельничать. Обладая столь серьезным родством, господин Лупеко легко может себе позволить служить лишь украшением управленческого состава, ввиду этого, и придраться, кроме как к фотографии, более не к чему!

Только вот горе – народ молча завидовать не в состоянии, обязательно надо человека обгадить. Между прочим, кто всем остальным мешал сделать предложение дочери Александра Ивановича?!

В начале октября 2011 Анатолий Степанович приобрел себе еще одного зама – Славика Трунова. Со Славой Мельник подружился еще во времена бурной профессиональной деятельности в Запорожье. И вот, став прокурором Киева, не забыл старого друга и позвал к себе под крыло. Обладая неплохо развитой интуицией и проницательностью, Вячеслав Дмитриевич всегда держит нос по ветру и преданно информирует Анатолия Степановича о настроениях в коллективе.

Шморгун Александр Семенович также занимает должность заместителя прокурора города Киева. Александр Семенович типичный представитель совковской эпохи, но с очень сложным внутренним миром. В его жизни не все так просто, как кажется на первый взгляд. Видно однажды пошло что-то в его судьбе не так, надломились хрупкие струнки человеческой души и запил Семенович мертвую. Благо когда-то с бывшим Ген. Прокурором Медведько на одном курсе в Харьковском юридическом институте учился – всегда выручает старый приятель.

Люди того поколения, глубоко разочарованы в жизни. Во всяком случае, на иной манер воспитывало их старшее поколение: бороться с преступностью, а не стряпать уголовные дела в отношении добропорядочных простых граждан, ревностно блюсти честь мундира, а не пятнать его коррупцией и связью с преступным миром. Попрали заветы старшего поколения современные законники, и как итог – кто-то сходит с ума, кто-то спивается, кто-то теряет остатки человеческого облика и становится беспринципным отъявленным бандитом в погонах, а у кого-то первое, второе и третье проявляются в одинаковой мере.

Александр Семенович в силу определенных внутренних проблем не может надлежащим образом адаптироваться в окружающей среде, поэтому некоторые его поступки остаются непостижимыми даже для обладателей бурного и незаурядного мышления. Общественность, так и осталась в недоумении, по какой причине господин Шморгун загорелся неистовым желанием отправить в психиатрическую больницу им. Ющенко профсоюзного активиста Андрея Бондаренко.

Возник некогда конфликт между мужчинами по причине того, что Бондаренко раскопал нелестную информацию о Шморгуне. Подумаешь, работал когда-то Александр Семенович судьей в Новомиргородском районном суде Кировоградской области Украины. В один прекрасный день, будучи подшофе, захрапел служитель Фемиды Шморгун буквально на судебном заседании, а, очнувшись с пьяных глаз, потерялся во времени и пространстве, вследствие чего описался.

Однако если рассуждать равноценно действительности, то ровным счетом ничего страшного в этом нет. В стране, где добрая половина депутатов Верховной Рады в розыске, подобное поведение вполне социально и объяснимо. По причине такой безделицы явно не стоило изводить бедного Бондаренко и врачей псих. диспансера!

До тех пор, пока быт прокурорских зиждется на чувстве родства, любви к его величеству – доллару и чувстве локтя, не представляют опасности никакие компроматы. Что за беда – мочиться и рыгать при исполнении долга, вот другие сослуживцы, собственно говоря, простых граждан на пешеходных переходах, точно котят бездомных, давят, и ничего страшного не происходит.

Еще один зам. столичного прокурора Мельника – Сергей Александрович Софиев вошел в пословицу, как заслуженный мучитель народа украинского. Любит Сергей Александрович развлекаться – уголовные дела на невиновных людей заводить, а вот тяжкие преступления старательно покрывает.

Вспомним смерть студента Игоря Индило, которого стражи правопорядка изуверски убили в Шевченковском районном управлении милиции города Киева. Так вот Сергей Александрович грудью встал на защиту милицейской чести, доказывая с пеной у рта, что студент сам упал и умер. Чуток переделав фразу из сценария эксцентричной кинокомедии Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука», «Упал. Очнулся. Гипс», Сергей Александрович свидетельствует о том, что Игорь упал и не очнулся.

Случается, попадаются на Софиевском пути, мятежные экземпляры вроде кассира банка Вишневской Натальи. Во времена, когда Софиев еще прокурорствовал в Киевском районе города Донецка, произошло 11 ноября 2009 вооруженное нападение на отделение «Правекс – Банка»: залетели вооруженные грабители в не охраняемое должным образом помещение – ни охранника, ни камер видеонаблюдения, ни бронированных стекол. И как само собой разумеющийся факт – элементарно завладели денежными средствами.

Ничтоже сумняся, возложил господин Софиев ответственность за ограбление на плечи кассира банка – Наталию, якобы по халатности кассира произошел подобный инцидент. Конечно, в глубине души посредством бессознательного интуитивного наития надеялся господин прокурор, что Наталия имеет непосредственное отношение к вооруженному нападению и поделится щедро с хозяином всея Киевского района г. Донецка награбленным. По причине столь радужных надежд – быть в доле похищенного миллиона, Сергей Александрович и возбудил в отношении Вишневской уголовное дело по статье – халатность.

И навязалась с тех пор эта банковская на главу прокурорскую – уже весь мозг выела со своей невиновностью! Мало того, что к ограблению Наталья не имеет никакого отношения, так, этот нищий гаденыш, еще и не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 367 (халатность).

Подумаешь, оправдал эту мышь церковную и Киевский районный суд г. Донецка, оставил в силе оправдательный приговор и Апелляционный суд Донецкой области! А она все равно виновна – так Сергей Александрович Софиев сказал! Вот уже дрянь бессовестная, эта Вишневская – вину признать не захотела, прокурорское самолюбие порадовать не могла. Возможно, кассационная инстанция согласится с софиевским обвинением, кто знает?

Если бы события, описанные в этой статье, происходили, например, во Франции, то на следующий день хотя бы после одного из вышеупомянутых казусов вся страна вне всяких сомнений отправилась отчаянно митинговать! Люди европейских государств четко понимают, что даже самая малейшая несправедливость, допущенная в отношении одного, представляет собой серьезнейшую опасность для остальных граждан. И до тех пор, пока мы не научимся отстаивать свои права, весь мир будет продолжать смотреть на жителей Украины, как на безмолвных стадных зверушек, не достойный и маленькой толики уважения.

job-sbu