Совладельцы Nemiroff получили доступ на предприятие

antiraiderukr 20.03.2014 в 13:35

Совладельцы Nemiroff получили доступ на предприятие

53299f59a53ab.jpeg
Админсуд Киева остановил внесение в госреестр Юрия Сорочинского как гендиректора ДП УВК "Nemiroff"
Миндоходов открыло уголовное производство в отношении гендиректора Nemiroff Аллу Глусь
Исполнительная служба и милиция исполнили решение суда.


Сегодня, 19 марта, исполнительная служба и милиция исполнили решение суда и на законных основаниях осуществили допуск на завод компании Nemiroff в Винницкой области собственникам - Якову Грибову и Анатолию Кипишу, а также директору "УВК "Nemiroff" Юрию Сорочинскому.

Об этом сообщили в компании Nemiroff, передает РБК-Украина.

"На территории завода находилась группа молодчиков с щитами и огнестрельным оружием, которая там проживала в административном здании на последнем этаже, но благодаря вмешательству милиции и самообороны майдана, их выгнали с территории завода", - сообщил основатель и совладелец компании Nemiroff Якоб Грибов.

По его словам, сейчас будет производиться оценка ущерба,нанесенного имуществу предприятия. "Глуси ушли с завода как вандалы, разграбили завод, сейчас будем оценивать ущерб и убытки", - подчеркнул Грибов.

Кроме того, Яков Грибов и его партнер Анатолий Кипиш пообещали восстановить работу предприятия и вернуть украинскую продукцию завода на полки магазинов.

"Это наше бремя, мы созидатели, мы восстановим работу предприятия и наведем здесь порядок", - отметили владельцы Nemiroff.

В компании также отметили, что местные жители активно участвовали в освобождении завода от захватчиков, чтобы восстановить его работу. "Сегодня для сотрудников, которые раньше работали на заводе, горожан, просто праздник, люди получили надежду на возобновление работы завода", - говорят они.

Напомним, 12 марта 2014 года Государственная регистрационная служба Украины исполнила решения Высшего административного суда Украины и Высшего хозяйственного суда Украины и внесла изменения в государственный реестр о смене генерального директора дочерних компаний "УВК "Nemiroff" и "Алко ИнвестУкраина", которым стал Юрий Сорочинский. Об этом на пресс-конференции сообщил основатель, совладелец компании Nemiroff Якоб Грибов.

Конфликт вокруг попытки рейдерского захвата ДП "Украинская Водочная Компания "Nemiroff" и ДП "АлкоИнвест Украина" со стороны экс-менеджмента длился в течение трех лет. В результате завод, на котором работает 1,5 тыс. человек, был вынужден прекратить выпуск продукции.

Фото: http://lezo.in.ua/

LB.ua

Александр Глусь: "Мы смогли остановить отчуждение активов на гораздо большие суммы"

antiraiderukr 30.12.2013 в 11:43

Председатель совета директоров Nemiroff о конфликте владельцев компании

Фото: Кирилл Чуботин / Коммерсантъ

Еще несколько лет назад компания Nemiroff была примером украинского варианта американской мечты. Первый капитал ее акционеры заработали в бурные 1990-е, а через десять лет Deutsche Bank хотел продать их бизнес за $800 млн. Российский предприниматель Рустам Тарико почти купил компанию за $380 млн. Однако этим сделкам было не суждено совершиться. После этого между акционерами разгорелся затяжной корпоративный конфликт, продолжающийся и сейчас. Свою версию произошедшего председатель совета директоров компании Nemiroff АЛЕКСАНДР ГЛУСЬ рассказал первому заместителю главного редактора "Ъ" АНДРЕЮ ЮХИМЕНКО.

С Александром Глусем мы встретились в офисе управляющей компании Nemiroff на Подоле. В его кабинете на столе сразу же отчетливо выделяются стопки украинских и российских журналов и газет.

— Мы много читаем и зачастую удивляемся тому, что о нас пишут, — пояснил господин Глусь.

— Как идут дела в компании Nemiroff?

— Это больной вопрос. При такой конкуренции на алкогольном рынке, как в Украине, если твоей продукции нет на полке больше месяца — это проблема. А работа нашего предприятия была заблокирована почти два месяца абсурдными исками в отношении поставщиков. За счет запасов мы старались заполнять ключевые каналы сбыта, чтобы не потерять свою нишу. C конца ноября удалось возобновить производство. Спрос на продукцию большой — у нас сильный бренд и успешная история отношений с покупателями.

— Потребители отдают предпочтения украинской водке, а не башкирской, производство которой наладили ваши конкуренты в России?

— Уже сейчас заведения HoReCa начинают отказываться от этой продукции в Украине, а в России уже потеряна значительная часть потребителей. Ведь для россиян Nemiroff — это уникальная горилка, а не еще одна русская водка. Кроме того, в наших лабораториях обнаружили, что производимая без оригинальных рецептур и технологий продукция не только значительно отличается по органолептике, но и по физико-химическим свойствам не соответствует международным и украинским стандартам качества. Так что в ближайшее время такую водку могут запретить в Украине.

— Вы уже восстановили работу с дистрибуторами в Украине?

— Да. Даже те, кто уже начал работать с нашими оппонентами, когда узнали, что наш завод запустили, вернулись к нам. Все хотят работать с оригинальной продукцией, которой отдает предпочтение потребитель.

— До 2010 года у вас, похоже, не было конфликтов c партнерами. Можете рассказать вашу версию произошедшего?

— Для того чтобы понять суть конфликта, необходимо немного вернуться к временам основания компании. После развала Советского Союза не существовало цивилизованного водочного рынка. Однако с 1992 по 1995 год мы вместе с нашими немецкими партнерами построили широкую сеть для реализации водочной продукции в Украине. Потребители уже отличали нас от других производителей по месту производства в городе Немиров. В 1995 году высокий доход приносила давальческая схема производства спирта. Однако, чтобы ее использовать, необходимо было получить наряд на поставку зерна и получение спирта. Мой отец (Степан Глусь.—"Ъ") на тот момент уже 30 лет работал в спиртовой отрасли, имел и репутацию, и авторитет. Вот тогда и появились Яков Грибов и Анатолий Кипиш (совладельцы компании.—"Ъ"). Он помогал и многому научил молодых начинающих бизнесменов. А в 1997 году пустил их в бизнес Nemiroff. Я в то время работал за границей. Затем к бизнесу присоединились сестра Якова Грибова Белла Финкельштейн и брат Анатолия Кипиша Виктор.

— Вы никогда не жалели, что не стали развивать компанию самостоятельно?

— В 1997 году акционеры собрали имеющийся на тот момент опыт, капиталы, разделили направления и "побежали". Отец отвечал за админресурс, производство, новые продукты и т.д. Якову Грибову доверили продажи. Все остальные были пассивными инвесторами. Конечно же, наши партнеры сыграли положительную роль для компании, и этого нельзя отрицать. Они внесли свою лепту в развитие бизнеса. Кто знает, был бы у нас такой рост, если бы тогда мы не приняли это стратегическое решение по распределению долей в компании. С 2001 года я начал принимать участие во всех совещаниях компании. В 2003-м активно включился в работу, создал торговый дом "Немирофф" в России, и за два года мы выросли там на 500%. К 2005 году мы стали алкогольным брендом N1 в мире по темпам развития и абсолютным лидером рынка в финансовом выражении в Украине.

— Как сейчас распределены доли в компании?

— В 2006 году под моим руководством в компании стартовала масштабная реструктуризация. На Британских Виргинских островах была зарегистрирована компания Nemiroff Vodka Limited (NVL). Каждая из сторон оформила в ней свое бенефициарное владение. Александр Глусь — 25,04%, братья Кипиши — по 17,48%, Яков Грибов и Белла Финкельштейн — по 20%.

NVL не является подконтрольной ни одному из акционеров, ею никто не управляет единолично. Любые решения являются легитимными исключительно после принятия на совете акционеров и в рамках соглашения акционеров. Этот документ регулирует взаимоотношения акционеров и принципы управления бизнесом.

Эта компания также владеет зарегистрированной в Лихтенштейне компанией Nemiroff Intellectual Property Establishment (NIPE), которой в 2006 году были переданы товарные знаки.

В то же время британская компания NVL владеет кипрской Nemiroff Holdings Limited, которой принадлежат такие предприятия, как ДП "УВК Nemiroff", торговый дом в Москве, торговый дом в Польше и т.д. Чтобы управлять всеми этими активами, в Украине была создана управляющая компания Nemiroff, а меня единогласно избрали ее президентом.

— Почему у основателей бизнеса — семьи Глусь —оказался такой небольшой пакет? Блокирующий, но все же?

— Доли бизнеса были распределены еще в 1997 году. Тогда никто и представить себе не мог, что часть миноритариев объединится против основателя компании для "выдавливания" из бизнеса с единственной целью — получения дополнительного дохода от продажи компании.

— Для чего вы проводили реструктуризацию в 2006-м? И почему сменили Якова Грибова в управлении компанией?

— Бизнес стремительно развивался, и без современной системы менеджмента компания становилась практически неуправляемой. Еще один очень важный момент: акционеры долгое время не могли получить от Якова Грибова отчетов. Более того, несколько лет подряд не удавалось провести аудит предприятий, входящих в группу Nemiroff. Поэтому Яков Грибов был вынужден отойти от управления стратегическими направлениями деятельности компании. К тому же, он сам себя "назначил" президентом, а своей сестре передал управление финансами, что также не нравилось остальным акционерам. Правда, в период роста на этом никто особо не зацикливался.

После реструктуризации, в рамках которой я сделал прозрачными для всех акционеров бизнес-процессы и круглосуточный доступ через систему ERP к финансовой отчетности, компания была готова к продаже или объединению с кем-то из крупных мировых игроков. Тогда к Украине присматривались представители Diageo, Bacardi—Martini, Pernod Ricard, которые изучали возможности выхода на рынок. Чтобы начать работу с ними, необходима была прозрачная и понятная для западных инвесторов аудированная отчетность — это мне удалось обеспечить.

— Когда начался процесс продажи?

— Еще в 2007 году мы работали с Deutsche Bank. К нам поступали предложения о продаже бизнеса, тогда речь шла о сумме $800 млн.

— Нужно было продавать!

— Конечно. Это было логично. Это было в первый год подготовки аудированной отчетности после реструктуризации. Получить такую сумму всего через десять лет с момента объединения усилий акционеров — это, конечно, здорово. Но так думали не все акционеры. Я подписал соглашение с банком, Анатолий Кипиш, по-моему, тоже. А Яков Грибов сказал: "Нет — мы стоим больше миллиарда". Поэтому к вопросу продажи часть акционеров, уже вынужденно, вернулась в 2010 году, когда последствия финансового кризиса еще оказывали сильное влияние на экономику. Хотя тогда мы уже были по-настоящему зрелой прозрачной компанией и провели три годовых аудита PwC.

Отрицательную роль в корпоративном конфликте компании Nemiroff сыграло и то, что некоторые наши акционеры еще до кризиса в 2008 году активно инвестировали в недвижимость, в том числе и заемные средства под гарантии своего капитала. После кризиса эти активы резко упали в цене, а моим партнерам (теперь, получается, оппонентам) срочно понадобились деньги. И тогда остро стал вопрос о продаже компании.

— Таким образом наметилась сделка по продаже компании "Русскому стандарту" Рустама Тарико?

— На самом деле на покупку компании у нас было три претендента. Но больше всех нам предложил "Русский стандарт" — $350 млн плюс еще $30 млн EarnOut, если наши прогнозы оправдаются. К слову, все они сбылись. Так что фактически за компанию готовы были заплатить $380 млн.

— Почему же сделка сорвалась?

— Я не знаю, что тогда произошло в головах наших партнеров. "Русский стандарт" провел предварительный due diligence. Помню, тогда еще все удивлялись, что проверка не показала никакого "левого" оборота и подтвердила указанные в отчете цифры. Нам действительно удалось создать стопроцентно легальный бизнес, который в лучшие годы генерировал до $70 млн EBITDA.

— А какой был оборот?

— Около $400 млн.

— Из расчета какого мультпликатора проводилась сделка?

— На момент продажи, из-за кризиса, мультипликатор был на уровне восьми. Были времена, когда за аналогичные компании давали четырнадцать, однако мы, к сожалению, в этот период не продали свой бизнес.

— Так почему не удалась сделка с "Русским стандартом"?

— Вернемся к моменту продажи. Покупатель нам сообщил, что готов зафиксировать предложение и настроен провести глубокий due diligence. И если он подтвердит результаты предварительного due diligence, то сделка будет подписана. Проверка завершилась к концу 2010 года. Результаты более чем удовлетворили покупателя. Он подтвердил готовность купить актив по оговоренной стоимости. Потом наступил декабрь, новогодние праздники, процедура растянулась до февраля. И тут мои партнеры-акционеры вдруг приходят и заявляют, что им кажется, следует попросить у покупателя еще $20 млн, вопреки согласованной ранее сумме. Попросили...Он, разумеется, отказал, подчеркнув некорректность изменения условий в момент подписания согласованного договора.

Немногим позже очень неожиданно для себя я услышал предложение доплатить эту сумму уже из моих денег, полученных от продажи. Вначале даже не верилось, что подобные предложения могут делать партнеру серьезно, да еще и с угрозой создания больших проблем в случае отказа. Ведь даже если разделить пропорционально между всеми акционерами недостающие им $20 млн в стоимости компании, то это не та сумма, из-за которой здравомыслящий человек может, например, организовать нападение на собственное предприятие с помощью бандитов. Почему я должен был на это соглашаться?! Я провел реструктуризацию, бизнес был приведен в соответствие с международными стандартами, что существенно повысило его стоимость. Более того, еще до начала продажи я убеждал, что тогда было не лучшее время для его продажи по максимальной цене. Это был первый год, когда потребитель наконец-то начал "отходить" от кризиса 2008 года, и только к концу 2010-го появилась тенденция восстановления рынка.

На встрече с Рустамом Тарико в Москве они заявили, что хотели бы получить дополнительно 20 млн к уже согласованной стоимости покупки. Конечно же, им отказали, уточнив, что готовы все же подождать их решения на ранее согласованных условиях, и оферта действует до 1 июня 2011 года.

Собственно, после этого и начались нецивилизованные действия моих оппонентов. Сначала 15 апреля неизвестные люди в масках совершили нападение на дом моих родителей. Тогда пытались запугать домработницу, очевидно, приняв ее за мою мать. Затем 15 мая — за две недели до конца срока действия оферты "Русского стандарта" — к заводу подъехали два автобуса с бойцами под руководством Виктора Кипиша. Ни прокуратура, ни милиция не вмешивались, госохрана как будто испарилась. Охрану предприятия избили и выбросили за территорию, "братки" взяли в круговое оцепление завод, предприятие остановили, людей не пускали на работу. За время этого блокирования бюджет страны недополучил свыше 100 млн грн.

Через некоторое время Анатолий Кипиш обратился ко мне с предложением: "Все, ваша песенка спета. Все заблокировано. Мы предлагаем тебе уйти из бизнеса, а мы продадим компанию сами".

Я спросил, сколько же они предлагают за наш "уход". Мне сказали, что цены, которую предлагает Рустам Тарико, для меня больше нет, поскольку они захватили основное предприятие компании. Я предусмотрительно попросил, чтобы мне направили официальную оферту. И я ее получил. Только она была значительно ниже предложения "Русского стандарта", и если пересчитать на мой пакет акций, то разница получалась $30 млн. Еще и предупредили, что с каждым днем цена будет уменьшаться. Тогда окончательно прояснились мотивы такой циничной атаки на партнера, активно выдаваемой за попытку смены директора предприятия.

— Как вам объяснили такое предложение?

— Во главе всех этих действий — экономические мотивы. Исходя из цены, предложенной "Русским стандартом", стоимость моего пакета составляла около $95 млн. А Яков Грибов и Анатолий Кипиш предложили около $65 млн. То есть разница составляла порядка $30 млн.

А если по-человечески, то такое только в кошмарном сне может присниться. Ведь эти люди периодически жили в нашем доме, моя мать их кормила... Видимо, мы что-то не учли, не заметили вовремя. Не все проходят испытание деньгами. Конечно, сейчас они пытаются "отбелиться" от такого негатива и тратят большие деньги в СМИ для формирования положительного имиджа, пытаясь опустить уровень значимости конфликта — от атаки на партнера до замены директора завода.

— Ваш пакет позволяет заблокировать любое решение совета владельцев головной компании.

— Есть один нюанс, с помощью которого наши оппоненты постоянно манипулируют. Согласно cоглашению акционеров, собрание является легитимным только тогда, когда на нем присутствует квалифицированное большинство (75% и больше). Этот принцип действует даже в том случае, если в повестке дня есть вопросы, для принятия решений по которым требуется простое большинство (50%+1). А во время атак против меня использовали, нарушая все процедуры, письменные резолюции, о существовании которых мы узнавали из СМИ. Мало того, в соглашении прописан механизм недопущения блокировки принятия решений кем-то из акционеров, позволяющий снизить необходимое количество голосов до 66,6%. Однако этот механизм ни разу не был использован, что еще раз подтверждает нечистоплотность планов соакционеров. В начале конфликта я, еще не понимая, что идет целенаправленная атака на пакет акций, предлагал ввести независимого управляющего, знающего алкогольную отрасль и имеющего соответствующий опыт, для недопущения конфликтной ситуации. Но столкнулся с принципиальной кандидатурой Юрия Сорочинского — юриста, который представляет интересы и обслуживает финансовые схемы Анатолия Кипиша. Мы, конечно, добились через суд блокирования действия резолюций о смене менеджмента. Всем давно понятно, что смена менеджмента — лишь прикрытие для того, чтобы заставить нас выйти из бизнеса, выкупив акции по дешевке.

— И все же, как вам объясняют, почему вы должны доплатить?

— С точки зрения обычной человеческой этики и логики это сложно понять. Когда мы проводили due diligence, то обнаружили, что Яков Грибов беспредметно вывел на офшорные счета около $17 млн. Естественно, это нанесло ущерб мне как акционеру. Думаю, нежелание возвращать эти деньги нам и вынудило его объединиться с Анатолием Кипишем для атаки.

— А есть ли сейчас какая-то возможность отстранить вас от руководства компанией?

— Сегодня я защищаю не должность, а пакет акций! Как вы знаете, с целью сохранения актива мы обратились в суды Кипра, Лихтенштейна и в Лондонский арбитражный суд (LCIA). На Кипре получили обеспечительные меры, запрещающие Nemiroff Holdings Limited любые изменения в структуре и в управлении всех дочерних компаний. В Лихтенштейне получили защиту от отчуждения ТМ.

В Лондоне подали иск о защите бизнеса от целенаправленной спланированной рейдерской атаки на акционерный пакет основателя. Мы предоставили видео силового захвата предприятия бритоголовыми бойцами под руководством одного из акционеров, и лондонский трибунал был шокирован увиденным. Соответственно, сразу же получили приказ Лондонского суда о прекращении любых действий в ущерб партнеру и компании в том числе, которые могут привести к обострению конфликта и отчуждению активов.

Через некоторое время оппоненты попытались передать торговые марки Nemiroff компании, зарегистрированной на частное лицо, сроком на пять лет за $100 — фактически бесплатно. Мы, разумеется, подали ходатайство в Лондонский суд и получили приказ о возможности передачи ТМ только на рыночных условиях, не нарушая соглашения акционеров.

Затем оппонентами была зарегистрирована компания "Немирофф Водка Рус" (НВР) на подставное лицо, близкое к Анатолию Кипишу, с целью получения доходов от производства продукции ТМ Nemiroff вне нашей группы компаний. И снова по нашему обращению в Лондонский суд оппоненты были вынуждены ввести НВР в состав группы Nemiroff и вести деятельность в интересах всех акционеров.

Кроме того, в рамках лондонского процесса мы остановили еще одну рейдерскую схему по выводу активов чрез компанию "ЛВН Трейдинг". И снова оппоненты были вынуждены ввести эту компанию в состав нашей группы компаний. Таким образом, основная победа в рамках этих судебных разбирательств —возвращение "партнеров" в цивилизованное правовое поле.

Все эти войны мы перевели исключительно в юридическую плоскость. Благодаря Лондонскому суду мы на сегодняшний день сохранили свои акции и компанию в том виде, в котором она была до начала конфликта.

— А почему в таком случае возник вопрос о выплате роялти вашей компанией?

— Это тоже чистой воды афера. В начале конфликта, когда наши оппоненты незаконно захватили московский торговый дом через подставного директора-юриста, на его счетах было около $12 млн, а также продукции на $28 млн и еще порядка $12 млн дебиторской задолженности. Основная сумма подлежала перечислению на ДП "УВК Nemiroff" в Украину за поставленную продукцию. Деньги нам так и не вернули, они были выведены в неизвестном направлении, а позже частично появились на НВР. Все просто — ДП УВК не получило деньги с российского ТД и даже не имело бы возможности выплатить роялти Nemiroff Holdings Limited (NHL), если бы такие обязательства возникли. Позже реализовывали искусственно созданную схему банкротства ДП "УВК Nemiroff" через претензии со стороны "ЛВН Трейдинг". Как я сообщал ранее, под давлением лондонского процесса "ЛВН Трейдинг" был введен в состав группы компаний, а рейдерская схема остановлена.

— Однако вы же зарабатываете в Украине?

— Сегодня мы не зарабатываем, а балансируем на точке безубыточности. По мере возвращения на рынок в полном объеме и будет увеличиваться прибыль. Модель компании построена таким образом, что постоянные затраты покрываются в том числе за счет российского рынка, на долю которого приходится до 40% нашей выручки. Только в следующем году мы планируем вернуться в Россию, после вынужденного простоя продукции хватает пока только для насыщения украинского рынка. Мы пересмотрели все расходы, оптимизировали процессы, но сохранили наш основной актив — людей. У нас много уникальных профессионалов, которых мы растили 20 лет и не хотим потерять.

— Какой выход из этой ситуации вы видите?

— Мы подали в Лондонский арбитражный суд иск об остановке рейдерских действий со стороны объединившихся миноритариев, а позже дополнили ходатайством об обязательстве продажи нам пакета оппонентов. О первом я уже говорил. Речь шла о защите компании от рейдерского захвата, и это было полностью реализовано в нашу пользу.

Второе наше требование: обязать других акционеров продать нам свои доли. Логика простая: начали атаковать компанию, снизили ее стоимость — продавайтесь нам, ведь вы этого хотели.

— По какой цене должен был пройти выкуп?

— По рыночной. Стороны привлекают оценочную компанию, которая определяет стоимость акций. Мы просили суд обязать продать их акции по нынешней рыночной цене или же обязать их выкупить нашу долю по цене, которая была у нас во время налета на предприятие.

— Как суд отреагировал на эти требования?

— Обращение в Лондонский суд и удовлетворение основных наших требований — большая победа. Второе наше ходатайство не было удовлетворено, в чем я ничего страшного не вижу. Да, суд не захотел брать на себя такую ответственность. И тут мои оппоненты распространили информацию о своей победе, когда мы всего лишь получили распределение затрат юристов по суду. На самом деле это стандартная практика распределения затрат в судебном процессе. С точки зрения трехлетнего процесса в Лондоне это, кстати, не такие уж и большие деньги. Мало того, мы уже опротестовали их сумму и уверены, что она будет пересмотрена из-за неточностей разнесения расходов, а также внесения в смету расходов, явно не относящихся к процессу.

Благодаря этому разбирательству мы смогли остановить отчуждение активов на гораздо большие суммы. Вторая часть искового требования не удовлетворена, значит, истец должен взять на себя большую часть издержек по неудовлетворенным требованиям. Ответчики использовали этот факт, чтобы интерпретировать происходящее в свою пользу. Хотя вторая сторона тоже понесла затраты и оплачивает судебные издержки.

— Суд завершился?

— В части второго требования — да. Никого не обязали выкупить чью-либо долю бизнеса. Сложно сказать, проигрыш это или выигрыш. Мы смогли реализовать свои основные задачи, и это самое главное.

— Запрет на реструктуризацию и резолюции продолжают действовать?

— Конечно. 12 декабря этого года мы повторно получили решение по обеспечительным мерам от кипрского суда города Никосии. Они защищают компанию от незаконных действий объединившихся миноритариев. Им запрещено предпринимать любые попытки по изменению организационной и управленческой структуры компании и всех дочерних компаний. Суд также остановил действие всех резолюций NHL, начиная с 2011 года, на основании которых наши оппоненты блокировали работу Nemiroff и пытались сместить с должностей законных руководителей компаний группы в Украине и России, в том числе и ту, которая использовалась в Хозяйственном суде Киева и судах России.

— Каковы варианты развития событий в дальнейшем?

— Такие решения позволяют быть уверенным в отмене незаконных резолюций о смене менеджмента, поскольку служат основанием для пересмотра решений украинских судов. Как пример, решение Высшего хозяйственного суда от 10 июля 2013 года о необходимости регистрации смены генерального директора ДП "УВК Nemiroff". Решение Лондонского суда дает шанс найти выход из конфликта, для этого необходимо просто перестать атаковать. Я защищаюсь. По понятным причинам я не буду раскрывать свою дальнейшую стратегию. В одном я уверен точно: чужого нам не нужно, а свое не отдадим.

Редакция предоставляет право высказать свое мнение второй стороне конфликта

Коммерсантъ Украина

Nemiroff: Суд обязал сменить генерального директора

antiraiderukr 20.03.2013 в 15:00

.Алла Глусь. Фото: vinnitsa.info
19 марта Киевский Аппеляционный суд признал законным решение компании Nemiroff Holdings Limited о смене директоров своих дочерних предприятий и прекращении полномочий Аллы Глусь.

Суд также обязал экс-директора "УВК "Nemiroff" Аллу Глусь передать печать и все документы предприятия новому генеральному директору – Юрию Сорочинскому,  назначенному на эту должность 20 октября 2011 года. В свою очередь, государственный регистратор в Немировском районе Винницкой области  должен внести соответствующие  изменения в единый госреестр Украины.

Ранее в отношении государственного регистратора Немировской райадминистрации в Винницкой области Лахника А.А. были открыты сразу два уголовных дела, основаниями для которых послужили факты систематического неисполнения регистратором своих должностных обязанностей. В частности, Лахник отказался внести в реестр информацию об отзыве об отзыве Аллы Глусь с должности генерального директора дочернего предприятия "УВК "Nemiroff". До назначения регистратором в 2012 году он работал начальником юридического отдела у Аллы и Александра Глусей.

Осуществленные в конце 2012 года проверки Государственной регистрационной службой деятельности Лахника подтвердили факты ненадлежащего исполнения им своих обязанностей и главе районной администрации Немировского района Михайленко П.Н. были даны указания об устранении всех выявленных нарушений. Однако никакой реакции со стороны Михайленко так и не последовало, а распоряжение о привлечении Лахника к ответственности было проигнорировано.

Теперь правомерность действий Лахника оценивают правоохранительные органы. В частности, Немировский районный суд Винницкой области отказал Алле Глусь в ее иске о восстановлении на работе, заявленном против компании Nemiroff Holdings Limited – 100% собственника дочернего предприятия "УВК "Nemiroff". До этого, в 2011 году, было признано законным решение о досрочном прекращении полномочий председателя наблюдательного совета Александра Глуся.

Газета.ЮА

Немировские разборки продолжаются

antiraiderukr 10.12.2012 в 15:15

Официальное заявление компании Nemiroff с точки зрения Александра Глуся

4 декабря в Москве на пресс-конференции в РБК Я. Грибовым, миноритарным акционером компании Nemiroff (20% акций) в очередной раз были озвучен ряд недостоверных и не соответствующих действительности утверждений, вводящих в заблуждение СМИ с целью манипуляции общественным мнением вокруг корпоративного конфликта в компании Nemiroff.

В частности, прозвучали обвинения в адрес владельца блокирующего пакета акций (25,04%), якобы «стремящегося получить больше прав, чем положено по закону и соглашению акционеров». Однако, причиной конфликта как раз и послужило нарушение соглашения акционеров и законодательства ряда стран юрисдикции компании Nemiroff со стороны ее объединившихся миноритатных акционеров Я.Грибова и братьев В. и А. Кипишей (17,48% у каждого). Осуществленные ими попытки рейдерского захвата основного предприятия в Украине, захват и блокировка работы представительства компании в России, блокировка производства продукции ТМ Nemiroff в Республике Беларусь получили надлежащую правовую оценку как в европейских судах, так и в Украине и России. На сегодняшний день существует достаточное количество судебных решений в пользу владельца блокирующего пакета акций А. Глусь, в которых дана надлежащая правовая оценка нелегитимным действиям объединившихся миноритариев. И озвученное выше обвинение в адрес А. Глусь – не что иное, как очередная безуспешная попытка части акционеров отделаться от ярлыка рейдеров в преддверии финального рассмотрения дела компании Nemiroff Лондонским международным арбитражным судом.

Не может не удивлять и заявление Я. Грибова о якобы «подтверждении своих прав на работу в России», поскольку до сих пор идут судебные разбирательства по предприятию «Немирофф водка рус», связанные с незаконностью его регистрации. Это означает, что легитимность сделок его с третьими лицами может быть поставлена под вопрос. И именно через это предприятие сейчас осуществляется хозяйственная деятельность в России (получаются лицензии, заключаются сублецензионные договора и договора с дистрибуторами и т.п.).

Отдельного упоминания заслуживает и декларирование Я.Грибовым «возвращения контроля над «Алко Инвест Украина». На самом деле речь идет о решении Высшего административного суда Украины (ВАСУ) от 29 августа 2012 г. В реальности это не что иное, как промежуточное и техническое судебное решение, необходимое для дальнейшего рассмотрения дела по сути в соответствии с законодательством Украины. Кроме того, действуют решения Окружного Суда г. Никосия, Кипр, запрещающие смену руководства ряда компаний холдинга, в том числе компании ДП «Алко Инвест Украина».

Это далеко не полный список заведомо недостоверных и манипулятивных публичных заявлений Я.Грибова, прозвучавших на вчерашнем пресс-событии и неоднократно озвучиваемых объединившимися миноритариями в общении со СМИ. Их цель проста и понятна – обелить себя от рейдерских действий, предпринятых в отношении собственной компании. И особенно актуальным это становится в преддверии рассмотрения вопроса корпоративного конфликта Лондонским международным арбитражем. Именно поэтому они вынуждены разблокировать работу компании на рынках России и Беларуси, ранее ими же и заблокированной в течение длительного времени. В то время как украинскому предприятию, сумевшему восстановить свою деятельность после рейдерского захвата летом 2011г., удалось добиться роста продаж не только на украинском рынке (17,24% по итогам 2011г., данные RTRI), но и на внешних рынках (+ 4%) и в секторе Дьюти Фри (+ 32%).

Недавнее разблокирование работы на рынках России и Беларуси – несомненно, позитивный шаг в отношении компании Nemiroff, если бы он не сопровождался таким шлейфом публичных инсинуаций в адрес основателя компании и владельца блокирующего пакета. И не ставил под угрозу саму репутацию бренда Nemiroff через размещение производства на предприятиях, где не были внедрены технологии оригинальных авторских рецептур и системы контроля качества, необходимые для соблюдения всех стандартов качества и органолептики оригинальных напитков Nemiroff.

В частности, ни один технолог компании Nemiroff не имел и не имеет отношения к налаживанию производственных процессов на Башспирте. Равно как ни один специалист компании, обладающий информацией о стандартах качества и технологиях производства оригинальных продуктов под брендом Nemiroff, не был привлечен к налаживанию производства в Уфе. Таким образом, выпускаемый там продукт не сможет соответствовать ни качеством, ни органолептикой стандартам Nemiroff. И это самый большой риск, который существует в отношении нашего бренда, известного и любимого российскими потребителем именно за свой уникальный вкус и качество», - говорит Александр Глусь, председатель Совета директоров компании Nemiroff

Агентство конфликтного PR — /PR i Z/

Профессиональная экспертиза в сфере защиты прав интеллектуальной собственности от Nemiroff

antiraiderukr 29.02.2012 в 16:49
В рамках Делового форума «Борьба с контрафактной продукцией. Современные методы правовой защиты», который состоялся в Москве 16 февраля 2012 г. под эгидой Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России», компания Nemiroff представила анализ эффективности современных методов защиты от незаконного использования зарегистрированных торговых марок.  
Распространение контрафактной продукции, нарушение прав интеллектуальной собственности владельцев торговых марок в последние годы в России и других странах постсоветского пространства приобретают массовый характер. Так, например, по оценочным данным экспертов Делового форума, удельный вес контрафактной продукции на российском водочном рынке сегодня колеблется в пределах 30-35%.
Неконтролируемое качество нелегальной продукции, которая преподносится потребителю под видом известных торговых марок, является одной из ключевых угроз для репутации производителей, чья продукция регулярно подвергается атакам «пиратов».
Как известно, наиболее уязвимыми в части копирования, подделок и контрафакта являются бренды, обладающие широкой известностью, завоевавшие лояльность и доверие потребителей. Будучи обладателем ряда известных и успешных торговых марок, компания Nemiroff разработала эффективную схему защиты своих прав интеллектуальной собственности и предупреждения появления контрафактной продукции. Илларион Томаров, главный юрисконсульт по интеллектуальным правам ДП «Украинская водочная компания "Nemiroff"», представил ее участникам Делового форума «Борьба с контрафактной продукцией. Современные методы правовой защиты».
Стабильное безупречное качество напитков, их оригинальные рецептуры и уникальные органолептические характеристики, использование инновационных методов защиты бутылки и колпака, масштабные информационные кампании, призванные повысить осведомленность потребителей о защитных свойствах оригинальных продуктов Nemiroff, по словам И.Томарова, являются действенными инструментами предупреждения несанкционированного вторжения в сферу интеллектуальной собственности компании и борьбы с контрафактом. «Подделывать продукцию Nemiroff невыгодно. Во-первых, это требует колоссальных инвестиций в технологии и оборудование, аналогичное тому, при помощи которого мы наносим защитную маркировку на свою продукцию. Во-вторых, потребитель прекрасно знает свойства оригинального продукта и без особого труда может отличить его от контрафакта. Следовательно, производитель, который постоянно заботится о защите своего продукта, инвестирует в новые технологии, тем самым обеспечивает безопасность своего бренда», – говорит Илларион Томаров.
Как показывает практика, любые попытки вывести производство продукции надежно защищенного бренда за пределы его предприятия и компетенции технологов, ответственных за стабильное качество и узнаваемые уникальные характеристики продукции, бессмысленны. Свидетельством тому стала неудачная попытка несанкционированного производства напитков Nemiroff в России без разрешения владельца торговых марок, предпринятая вопреки нормам действующего акционерного соглашения, а также украинского, российского и европейского законодательства в разгаре внутрикорпоративного конфликта частью акционеров компании.
«Отстаивая свои интеллектуальные права, производитель должен занимать бескомпромиссную позицию. Нужно не только жестко пресекать любые посягательства на бренд в юридическом порядке, но и сообщать информацию о подобных явлениях широкой общественности. Защита бренда должна быть комплексной: важно использовать не только торговые марки, но и промышленные образцы, авторские права, а также права на изобретения и полезные модели», – подытожил Илларион Томаров.
Достижения ДП «Украинская водочная компания "Nemiroff"» в области защиты прав интеллектуальной собственности получили высокую оценку со стороны участников Делового форума.  В свою очередь Сергей Столяров, генеральный директор НП «Международный альянс "Антиконтрафакт"» предложил компаниям, которые являются владельцами торговых марок, заручиться поддержкой международных организаций по борьбе с распространением контрафактной продукции и защите интеллектуальной собственности.
 
 
 

Официальное заявление компании Nemiroff относительно использования своей ТМ

antiraiderukr 01.02.2012 в 15:57
.Компания Nemiroff опровергла появившуюся в СМИ информацию о якобы прекращении Лицензионного договора между Nemiroff Holdings Limited и основной компанией-производителем (ДП «Украинская водочная компания «Nemiroff») на использование торговой марки Nemiroff в Украине. Также в компании подчеркнули, что любые попытки части акционеров организовать производство водки ТМ Nemiroff в России или других странах являются нелегитимными.
 
Головной офис компании в Украине настаивает на том, что тиражируемая в СМИ информация о расторжении договора № 01022010-N от 01 февраля 2010 года между компанией Nemiroff Holdings Limited (Кипр) и ДП «УВК «Nemiroff», является неправдивой. Хотя лицензионный договор № 01022010-N действует до 31 января 2012 года, однако его расторжение согласно пункту 15.2. возможно лишь в том случае, если стороны не позднее, чем за 6 месяцев до окончания действия договора, изложили свои возражения в письменной форме. В ином случае действие договора продлевается автоматически.
 
Поскольку ДП «УВК «Nemiroff» в этот период никаких письменных уведомлений с возражениями против продления Лицензионного договора от Nemiroff Holdings Limited не получала, договор автоматически на законных основаниях пролонгируется на один календарный год — т.е. до 31 января 2013 года.
 
Помимо этого, ДП «УВК «Nemiroff» опровергает информацию об изменениях условий работы предприятия, сокращении сотрудников и уменьшении налоговых отчислений, распространяемую в СМИ частью собственников компании. В настоящее время предприятие в Украине работает в нормальном плановом режиме.
 
Заявления о начале нового розлива продукции Nemiroff в России, осуществляемого под контролем части акционеров, прокомментировал Александр Глусь, директор компании Nemiroff Vodka Limited (владеющей Nemiroff Holdings Limited):
 
«Сегодня существуют три легальных производства продукции бренда Nemiroff. Уже 20 лет водка под брендом Nemiroff выпускается на основном предприятии в украинском городе Немиров, в России с 2008 г. розлив осуществляется на мощностях ЛВЗ „Ярославский”, а с 2010 г. продукция разливается и в Белоруссии на линиях Республиканского унитарного предприятия „Минск Кристалл”. Выдача лицензии на использование товарного знака Nemiroff без разрешения всех собственников компании, будет являться нарушением Соглашения акционеров. Условиями данного Соглашения предусмотрено, что распоряжение правами интеллектуальной собственности, принадлежащих компаниям группы, совершается на основании решения общего собрания акционеров при наличии кворума (т.е. присутствия 75% и более акционеров). Фактически это означает, что мое присутствие при принятии подобного решения, как акционера, владеющего 25,04% акций „Nemiroff Vodka Limited”, является обязательным».
 
Управляющий партнер международной юридической группы AstapovLawyers Андрей Астапов отметил: «В случае запуска производства водки Nemiroff на предприятиях, не имеющих необходимой лицензии, эта продукция будет считаться фальсификатом. Кроме охраны права интеллектуальной собственности, законодательство РФ императивно устанавливает требования к производству и обороту алкогольной продукции под зарегистрированными товарными знаками. Как производство комплектующих, бутылки, этикетки, колпачка, так и производство готовой продукции, требует регистрации таких лицензионных договоров в Роспатенте (необходимо предоставить все легитимные документы на право использования товарного знака, которые должен обеспечить его владелец — компания „Nemiroff Intellectual Property Establishment” (NIPE)».
 
Напомним, что на данный момент действует распоряжение Земельного суда Княжества Лихтенштейн от 19.10.2011 г., согласно которому лицо, исполняющее функции директора NIPE, не имеет права без разрешения Александра Глусь совершать любые операции и сделки в отношении интеллектуальной собственности, в том числе, залог и лицензирование«.
 
Александр Глусь, директор компании Nemiroff Vodka Limited, назвал намерение части акционеров начать нелегитимное производство водки на территории России «очередной попыткой реализовать рейдерскую схему». «Мы вновь сталкиваемся с действиями части собственников, которые противоречат Соглашению акционеров компании, а также украинскому, российскому и европейскому законодательству. Кроме того, сложно представить, как можно запустить продукт с хорошо известным потребителю качеством и вкусом без специалистов, которые разрабатывали рецептуры, налаживали производство, контролировали стабильное качество сырья и ингредиентов на протяжении последних 20 лет. Ведь все они являются сотрудниками основной компании, которая находится в Украине в городе Немиров Винницкой области, осуществившими ранее запуск легитимного лицензионного розлива и контролирующих качество напитков под брендом Nemiroff в Ярославле и Минске».

«Рейдерство — это желание быстрой наживы...»

antiraiderukr 23.12.2011 в 13:27
Александр ГЛУСЬ о будущем одного из самых влиятельных брендов украинского рынка
 
 
Вокруг одной из самых известных украинских компаний Nemiroff не стихает информационный ажиотаж. Недавно в прессе появилось сообщение от двух акционеров компании о частичном перенесении производственных мощностей в другую страну. Неужели начался процесс разделения компании? И есть ли надежда на то, что производственные мощности таки останутся в Украине? Об этом и другом «День» поинтересовался у директора компании Nemiroff Vodka Limited Александра ГЛУСЯ.
 
— Недавно в прессе появилась информация о том, что Nemiroff частично может перенести производство в Россию. А со временем не исключено распределение этого бренда на украинский и российский. Ваш комментарий.
 
— Это новая серия громких, но пустых заявлений. Этого не может быть в рамках правового поля ни одной страны. Мы имеем очередные попытки отдельных акционеров манипулировать украинской властью и втягивать ее в корпоративный конфликт после того, как та самая власть так и не стала ни на чью сторону. Происходит рейдерская атака на меня как акционера компании и руководителя. Это мое понимание появления таких заявлений.
 
А теперь о том, почему распределения Nemiroff не будет. Существует компания Nemiroff Vodka Limited, которая владеет компанией Nemiroff Холдинг, всеми производственными активами и торговыми марками через холдинговую структуру. Руководит такой компанией общее собрание акционеров, которые принимают текущие и стратегические корпоративные решения.
 
Управление торговыми марками на сегодняшний день может осуществляться исключительно всеми акционерами единогласно. Некоторыми европейскими судами принят ряд решений, запрещающих менять структуру компании, и что очень важно — порядок управления торговыми марками. Таким образом, заявления оппонентов являются нелегитимными, поскольку они прямо нарушают непосредственные запреты судов и действующего порядка управления.
 
Поэтому распределения Nemiroff на два бренда и перемещения производства в Россию не будет. С юридической точки зрения это просто невозможно. Договор акционеров и корпоративная структура действует, этого никто не отменял.
 
— Судя по заявлениям в печати, конфликт между владельцами компании продолжается. Видите ли вы компромиссный вариант его решения, например, путем продажи своих акций или покупки акций других участников?
 
— Я готов купить акции уже давно. Но пока у другой стороны будет задача различными путями недорого «вытолкать» меня из этого бизнеса, то диалог, похоже, не состоится. Но я готов хоть сейчас сесть за стол переговоров и рассмотреть со стороны своих партнеров все рациональные предложения.
 
— Как относитесь к информации о том, что в конфликт вмешивается «третья сила», чтобы впоследствии получить полный контроль над предприятием? И ей якобы не нужен даже мировой бренд, потому что в планах — выпуск дешевой водки. И главное в настоящий момент — расшатать компанию, поссорив акционеров.
 
— Как и к другим, не менее громким, пустым заявлениям. Нет никакой третьей силы.
 
— Вы вспоминали о рейдерстве. А что это за явление в вашем понимании? Откуда оно взялось в Украине? Как с ним бороться?
 
— В целом, рейдерство — это когда создаются условия, чтобы владелец/совладелец предприятия на невыгодных для него условиях переуступил свою часть акций в предприятии или продал их по очень заниженной цене. Это очень вредное явление, разрушающее труд сотен людей, подрывающее доверие как к компании, так и к государству в целом. Главная причина, которая толкает людей на это, — желание быстрой наживы. Его распространение зависит преимущественно от степени зрелости отдельно взятого государства. Вот сегодня я слышу, что на рынке звучат заявления о рейдерстве. Документов я не видел, потому сказать, где действительно атака, а где нет — сложно. Однако, исходя из своего опыта ведения бизнеса, могу сказать, что сегодня в Украине у многих существует соблазн прикрыться лозунгом о рейдрестве, чтобы не платить НДС и налоги в бюджет.
 
Конечно, рейдерство становится более интеллектуальным, если можно так сказать. Схемы захвата — более изощренными с юридической точки зрения. Это уже не рэкет, существовавший в 90-е годы. Но проблема рейдерства — это не украинская особенность. Наша страна — не исключение, потому что многие страны мира в своем развитии проходили испытание рейдерством.
 
— В начале года вы говорили об обновленной стратегии развития компании. Она уже готова или по причине корпоративного конфликта ее разработка откладывается? Будет ли в ней заложена диверсификация производства (вхождение в производство коньяков, вин и т. д.)?
 
— Мы сегодня составляем бюджет и маркетинг-план на 2012 год. Развиваемся. Но внедрять новые стратегические вещи, о которых вы говорите, можно будет только при полном согласии всех акционеров (как записано в договоре акционеров). Пока что его нет.
 
— Недавно Чикагский институт тестирования напитков наградил Nemiroff золотом, чем в очередной раз подтвердил высокое качество продукции. Расскажите, что было главным в создании бренда?
 
— Все начинается с людей, а выливается, в результате, в деньги. Я хорошо помню переживания своего отца, который по крупицам с настоящими партнерами начинал строить бренд. Главным в становлении были люди с четким виденьем конечного продукта и пониманием, как этого достичь. Я никогда не забуду, как в 1992 году удалось привлечь в такую «глухомань» как Немиров Винницкой области первого иностранного инвестора — компанию «Биттнер». Потом, конечно, были проблемы с гиперинфляцией, лихорадившей всю страну. Но невзирая на это, инвестор пришел, потому что увидел готовность людей и четкое понимание реализации этой идеи. Точно так же было и с созданием водки «Украинская медовая с перцем». В идею отца тогда ни я, ни остальные не поверили, но он сказал: «Ставляйте на полиці». Хорошо — поставили. А через три месяца увидели реальность этого замысла. Это и является основной ценностью опыта моего отца в водочной отрасли. То есть главное у истоков формирования любого бренда — люди, которые верят в идею, живут ею и каждый день работают над ее реализацией. Сегодня Nemiroff — компания, успех которой, в первую очередь, обеспечивает трудовой коллектив, команда профессионалов и единомышленников. Но по причине конфликта теряют все: и компания, и бренд, и люди.
 
 
РИСУНОК ИГОРЯ ЛУКЬЯНЧЕНКО
 
 
 
— Как считаете, при условии интеграции Украины в еврозону, появление отечественных брендов — это обязательное условие успешного освоения европейских рынков или нет?
 
— Здесь сработает принцип — выживет более сильный и более эффективный. Но не следует забывать, что во всех европейских государствах существуют механизмы защиты внутреннего рынка. В Украине же они практически отсутствуют в условиях открытия границы с ЕС.
 
— Итак, вы поддерживаете введение минимальных розничных цен на импортный алкоголь?
 
— Это задача номер один. На импортный алкоголь минимальная розничная цена должна составлять минимум 26 гривен за 0,5 литра. Это тот минимум, при котором будет понятно, что в бутылке импортной водки — легальный спирт. А с бутылки оплачен акциз, следовательно, эти деньги пошли в бюджет. В таком случае на рынке будут равные условия работы для всех участников.
 
— Чувствуете поддержку местной власти в рабочих вопросах?
 
— Сегодня и местная, и региональная власть осторожно относятся к компании, потому что не хотят быть участниками конфликта. И даже когда инициируются встречи представителей компании с представителями власти, предварительно согласовываются все рабочие вопросы. Остальное — дела компании и ее акционеров
 
— Вам как представителю бизнеса легче ли стало работать после запуска в Украине ряда структурных реформ?
 
— К сожалению, конфликт очень сильно отвлекает от текущей работы и не всегда хватает времени и возможности оценивать эффективность реформ.
 
— Задам вопрос иначе: удовлетворяет ли вас действующее антирейдерское законодательство?
 
— Меня удовлетворяет то, что когда была попытка осуществить рейдерскую атаку на основной завод Nemiroff, я смог защититься, действуя исключительно в рамках правового поля. Хотя не отрицаю, что в украинском законодательстве есть много «дыр», над которыми властям еще нужно работать.
 
ДРУГАЯ СТОРОНА
 
 
 
 
АНАТОЛИЙ КИПИШ
 
 
В интервью «Украинской правде» от 14 декабря 2011 года два акционера компании Nemiroff — Анатолий КИПИШ и Яков ГРИБОВ — изложили свою версию возникшего конфликта. По их словам, они владеют акциями компании и всего лишь хотели выйти из бизнеса, продав свою долю. Приводим некоторые цитаты из их интервью.
 
Анатолий КИПИШ: «...Каждый продает тогда, когда это ему нужно. Если я могу продать за 100, а завтра на чем-то другом заработать 200, то мне не нужно ждать, когда это будет стоить 150. Мы же нормально сказали, что стали квалифицированными инвесторами. Я хочу продать — это мое!»
 
Яков ГРИБОВ: «25 декабря 2010 года мы говорили с Александром Глусем, продажи компании нет, IPO нет, и мы говорим — тогда нужен независимый директор. Да, он согласился, мол, давайте искать. То есть перед ним сидели 75%, которые говорят, что мы по бумагам, по закону, по нашему жизненному заблуждению, как потом выяснилось, не имеем права тебя (то есть Александра. — «УП») поменять».
 
 
 
 
ЯКОВ ГРИБОВ
 
 
«...Писать о том, что рейдерство — это хорошо, что 75% — это рейдеры... В моем понимании, это... вред для страны»
 
«Это закончилось тем, что мы перенесли все российские объемы (экспорта с завода в Немирове. — «УП») — будем начинать производить в Российской Федерации, часть экспорта будем производить в Беларуси. Мало того, что программа производства в Беларуси была начата при Глусе, и Глусь туда вложил много сил и энергии — я это признаю, но то, что из Беларуси мы теперь будем экспортировать вместо того, чтобы из Украины. То, что из Украины мы уже не повезем в Россию, означает только одно: полмиллиона тонн зерна, которые раньше из Украины экспортировались в виде переработки, теперь будут просто продаваться.
 
Мы экспортируем там 22 — 24 миллиона тонн, и вот теперь полмиллиона тонн можете туда добавить. Раньше они перерабатывались здесь. А теперь они будут перерабатываться где-то. Это — рабочие места. Теперь это будет российская стеклотара, а не украинская. Этикета — тоже будет российская. Люди будут российские, а не украинские. И так далее и тому подобное. Вот вам и вред для этой страны».

Наталия БИЛОУСОВА, «День»